могила Турайдской Розы

 

могила Турайдской Розы (Турайда, Сигулда, Латвия)

 

могила Турайдской Розы (Turaidas Rozes kaps).
Сигулдский край (Siguldas novads), Сигулда (Sigulda).
Турайда. У Турайдской церкви.


могила Турайдской Розы (Турайда, Сигулда, Латвия)Рассказ о Майе – Турайдской Розе долгое время считался легендой, но в середине XIX века, когда перестраивался Рижский замок, в его погребах нашли старинные архивные документы Видземского придворного суда. Среди них было сообщение жены управляющего Турайдского замка Вильгельма об убийстве у пещеры Гутмана и протокол судебного процесса об этом убийстве, подписанный земским судьёй. Переложение этих обоих документов на немецкий язык XIX века было опубликовано в книге члена Видземского придворного суда Магнуса фон Вольффельда (Magnus fon Wolffelt) „Сообщения об уголовном праве и уголовном процессе в Видземе, Курземе и Эстонии” изданной в 1848 году. Материалы судебного дела свидетельствуют о том, что в основе легенды, вероятно, лежит подлинное событие тех дней.

Во времена польско-шведской войны, весной 1601 года, после жестокого боя, шведские войска заняли Турайдский замок.

пещера Виктора и Гутманя

пещера Виктора и Гутманя

На следующий день после битвы, в Слактерском овраге, писарь замка Грейф среди убитых неожиданно нашёл живую, несколько месяцев отроду девочку. Она была в руках мёртвой матери.

Грейф взял девочку к себе. Узнать, кто родители девочки и как её зовут было невозможно. Поэтому пригласили пастора, окрестили девочку по лютеранским обычаям и назвали её Майя – ведь нашли её весной, в мае месяце.
Шли годы. Майя воспитывалась в семье писаря как родная дочь. Она получила надлежащее образование, у местного пастора освоила закон Божий и стала незаменимой помощницей в семье Грейфа. Майя выросла красавицей, не зря народ прозвал её Турайдской Розой.
Многие сватались к ней, но она предпочла Виктора Хейла. Он приехал из Германии и работал садовником в Сигулдском замке. Состоялось обручение, молодые готовились сыграть свадьбу осенью 1620 года.
Местом свиданий жениха и невесты стала небольшая пещера в скале из песчаника на полпути между Турайдой и Сигулдой. Здесь молодые встречались каждый вечер. Рядом с пещерой Гутманя садовник для своей влюблённой вырубил небольшой грот (сейчас пещера Виктора) и украшал его цветами. Если Майя приходила на свидание раньше, то отсюда она могла хорошо видеть Сигулдскую дорогу, по которой на свидание спешил Виктор.
Обычно молодые встречались по вечерам, но в пятницу 6 августа Майя получила известие, якобы от Виктора, с просьбой о встрече у пещеры после обеда. В назначенное время Майя, в сопровождении восьмилетней родной дочкой писаря, отправилась на свидание…могила Турайдской Розы (Турайда, Сигулда, Латвия)
Уже темнело, когда в Турайдский замок прибежал потрясённый Виктор. В отчаянии сообщив, что Майя жутким образом убита в пещере, он кинулся обратно.
Грейф, его жена и челядь бросились за ним, и нашли несчастную Майю на земле уже бездыханной. Платок – подарок жениха был повязан на шее девушки, а сквозь него зияла страшная глубокая рана, похоже от топора. Мёртвую отнесли домой в Турайду.
Сообщение о происшествии сразу же было послано земскому судье. Уже на следующее утро начались поиски убийцы.
Обследование большой пещеры ничего не дало, но в малом гроте, куда вели вырубленные в песчанике ступеньки, нашли втоптанный в окровавленный песок садовничий топорик Хейла. Это, будто бы явно, доказывало вину Виктора в убийстве. Писарь Грейф, правда, возражал против такого обвинения, считая невероятным возможность возникновения у жениха такой сильной ненависти к своей возлюбленной, которая привела к убийству. На допросе Виктор Хейл отрицал свою вину, хотя найденный топорик признал своим. Судья счёл найденный топорик неопровержимым доказательством вины садовника и решил, что пытки заставят преступника чистосердечно признаться в содеянном…
Но Виктору повезло. Появился один из наёмников управляющего Турайдским замком – Петерис Скудритис (по другим данным Скудритц, Скудрич; у Ю.Дауге – Скудриньш) и рассказал, как всё произошло.могила Турайдской Розы (Турайда, Сигулда, Латвия)
Пару лет назад управляющий Турайды принял на службу двух дезертиров из польской армии владевших немецким языком – Адама Якубовского и его слугу Петериса Скудритиса. Необузданный и высокомерный Якубовский был вынужден бежать из польской армии после очередного скандала, прихватив с собой Скудритиса. В Турайде оба служили сносно, полюбили выпивать, а в быту были грубы, неряшливы и суеверны. Так, что управляющий уже собирался их уволить.
Уже с первых дней службы в Турайде Якубовский влюбился в красавицу Майю и домогался её внимания. Но всё было тщетно, ведь она беззаветно любила своего жениха Виктора. могила Турайдской Розы (Турайда, Сигулда, Латвия)Отказ Майи разозлил несдержанного Якубовского, и он решил любой ценой овладёть непокорной девицей. О своём намерении он рассказал Скудритису и тот согласился помочь осуществить коварный план. Это он 6 августа передал приглашение Майе на свидание в необычное для того время. Письмо гласило, что Виктор неожиданно отъезжает и просит придти проститься. Майя засомневалась, но, всё же, надев нарядное шёлковое платье с жемчугами пошла на свидание. А у пещеры её уже поджидали двое…
Когда девушка вошла в пещеру, Адам загородил вход и предложил ей руку и сердце. Затем, оскорбившись отказом, перешёл к насилию. Майя сопротивлялась, как могла, но когда Скудритис схватил её сзади за плечи, она не выдержала напора. Падая, она громко воззвала к Господу, потом, поднявшись из последних сил, и в большом волнении крикнула Якубовскому: „Оставь меня! Я отдам тебе самое ценное, что имею. Королевский дар – ничто по сравнению с этим! ”. Злодей на мгновение отпустил свою жертву и полюбопытствовал: „что это за ценность?”. Девушка сняла с шеи свой красный платок и подола его Якубовскому, сказав, что это волшебный платок, что если Адам повяжет его себе на шею, то его не сразит ни меч, ни копьё. Якубовский засомневался, мол, даже броня, бывает слабовата в таких случаях, куда уж такой мелочи, как женский платок!... и он вновь кинулся к своей жертве.
Тут Майя вскрикнула: „Стой! Сейчас ты сам убедишься в силе платка. Я повяжу его себе на шею. могила Турайдской Розы (Турайда, Сигулда, Латвия)Меч при тебе, так ты ударь изо всей силы и ты сам убедишься, что не причинил мне никакого вреда!”. Адам схватил свой меч, а Майя тем временем накинула платок, скрестила руки на груди и, глядя в небо, что-то шептала. Скудритис решил, что это заклинание. „Превосходно! – вскрикнул Якубовский – а ну попробуем, а ты и так уже моя”. Он вынул из ножен меч и рубанул изо всех сил по платку на шее девушки…
Хлынула кровь, и Майя безмолвно опустилось наземь. Адам остолбенел. Тело девушки вздрогнуло ещё раз, и жизнь покинула его навсегда. Убийца охнул: „Не ожидал!.. Она решила остаться верной своему жениху!.. а ..? Я – зверь, зверь бешенный!..”. Он кинулся вниз в большую пещеру, бросил меч в родник, крикнул Скудритису: „Не подходи – задушу!” и убежал в лес…
Совесть Скудритису не давала покоя, и он через некоторое время явился к управляющему с повинной. На вопрос судьи, почему Скудритис не пытался удержать Якубовского от рокового удара, тот признался, что поверил в волшебную силу платка, способного защитить Майю, и что только потом он понял замысел девушки – лучше принять смерть, чем бесчестие.
Позже Скудритис нашёл Якубовского повесившимся на суку дерева, на ремне своего меча. Через некоторое время нашлась испуганная маленькая дочь писаря, которая проводила Майю до пещеры и видавшая всё, что там произошло.
Протокол дела повествует о том, что Хейл и Грейф просили суд о помиловании Скудритиса, чтобы память любимой Майи не осквернять его кровью. могила Турайдской Розы (Турайда, Сигулда, Латвия)Труп Якубовского вместе с его оружием закопали в глубоком болоте близ Нурмуйжи.
Когда бренные останки погибшей Майи со всеми почестями и при соблюдении христианских обычаев были погребены у Турайдской церкви, скорбящий Виктор Хейл на могиле своей возлюбленной поставил крест. Вскоре он вернулся к себе на родину в Германию, навсегда покинув Турайду, потому что его разбитое сердце здесь не находило покоя.
Скудритиса после четырёх месяцев тюремного заключения освободили и отправили через литовскую границу на его родину.
И по сей день под засыхающей липой находится мраморная пластина с надписью:


TURAIDAS ROZE 1601 * 1620


С течением времени правдивость опубликованных Магнусом фон Вольффельдом судебных материалов неоднократно оспаривалось. Во-первых потому, что вместо судебного протокола было дано переложение. Во-вторых потому, что самих документов, на которых основана публикация Магнуса никто другой не видел. Также известно, что сюжет о женщине с волшебным платком не является чем-то исключительным. В легендах, эпосах и хрониках других народов подобные сюжеты описывались уже в начале XIV века.
Так что это правда или легенда?

Легенда и искусство

Публикация Магнуса фон Вольффельда ввела легенду о Турайдской Розе в литературный оборот. В 1848 году вышла поэма прибалтийского немца поэта Адальберта Каммерера „Die Jungfrau von Treiden” (Турайдская девица). Адальберт Каммерер был весьма непосредственным рифмоплётом, ловко складывавшим стихи, с традиционно поэтическим мышлением, но без глубоких чувств. Он изображает сюжет с романтическим украшательством, могила Турайдской Розы (Турайда, Сигулда, Латвия)чрезвычайным парфорсом, часто взывая к различным античным божествам и восславляя всё немецкое.
могила Турайдской Розы (Турайда, Сигулда, Латвия)Его Турайдская Роза это – немецкая девица, которая благороднее всех античных героинь.
В латышскую литературу предание о Турайдской Розе вошла с написанием Юрисом Дауге в 1856 году рассказом „Турайдская Дева”, который был издан в 1857 году. Работая над этим рассказом, он использовал оба упомянутых произведения. Но Юрис Дауге придал сюжету латышское звучание и осуждал насилие над честным, беззащитным существом. Для него главное не то, что Турайдская Роза была благородной немкой, а то, что она была простой, молодой, честной и любящей девушкой, которая ради любви согласна была принять смерть, чем поступиться своей честью. В XIX веке рассказ выдержал четыре издания на латышском языке. Перевод на эстонский язык вышел в 1865 году сначала без указания фамилии автора. За ним следовали другие издания. Последний раз рассказ был напечатан в 1987 году.
Во второй половине XIX века и в начале ХХ века предание о Турайдской Розе в своих публикациях пересказывали многие авторы, но лишь немногие сочинения имели достаточно высокий художественный уровень и жизненную способность.
В 1926 году Янис Райнис написал пьесу „Любовь сильнее смерти”, которую на следующий год в театре „Дайле” поставил Эдуардс Смильгис. Пьеса Райниса, а вместе с ней и предание о Турайдской Розе получили огромную популярность.
В 1966 году в Риге был поставлен балет Яниса Кепитиса „Турайдская Роза”.
О Турайдской Розе рассказывает снятый в 1976 году фильм „В тени меча”.
В 1997 году в Нидерландах была напечатана марка „Легенда о Турайдской Розе”, художник Юрис Уртанс.
В 2000 году в Латвийской национальной опере состоялась премьера оперы Зигмара Лиепиньша „Роза и кровь”. Автор либретто Каспарс Димитерс.
Легенда вдохновила многих художников. Особенного внимания удостоился цикл акварелей Яниса Анманиса посвящённый Турайдской Розе.