Календарные беспорядки

 

В 80-е годы XVI века в Риге проходили так называемые „Календарные беспорядки”. Противоречия, которые ещё раньше возникли между рижским магистратом и гильдиями, достигли во второй половине XVI века кульминационной точки, особенно после перехода Риги под власть Польши. Магистрат хотел любой ценой удержать в своих руках всю власть в города, а бюргерская оппозиция, возглавляемая обеими гильдиями, сознавая свою всё возрастающую силу, боролась за участие в городском управлении на равных правах. Так же как и в других городах средневековья, „она требовала контроля над городским управлением и участия в законодательной власти… далее – ограничения бесконтрольного хозяйствования нескольких патрицианских фамилий…”.
Подчиняясь Польше, магистрат видел в польских королях опору в своей политической борьбе против гильдий и поэтому уже тогда в некоторых вопросах сделал уступки польскому королю. Так, латышская приходская церковь святого Якова была отдана католикам, а иезуиты получили разрешение поселиться в городе. Представители гильдий в своей борьбе против магистрата использовали и эти факты и, учитывая, что большинство населения города было протестантами, начали агитировать против католиков и польского правительства вообще. По существу это была борьба за ограничение прав магистрата. Вожаки гильдий ждали только благоприятный момент, чтобы развязать борьбу ещё шире. Этот момент наступил в связи с календарной реформой в Риге, отчего и название этого волнения получили – Календарные беспорядки.
По предложению папы Григория XIII Стефан Баторий уже в 1582 году приказал ввести новый календарь также и в Задвинском герцогстве. Так как предложение исходило от папы, магистрат, опасаясь волнений, отклонил введение нового календаря. В 1584 году король повторил своё приказание, угрожая Риге в случае неповиновения большим денежным штрафом. Магистрат уступил и вместе с высшим протестантским духовенством согласился на введение нового календаря. Политические вожди гильдий истолковали это как покушение на права рижских бюргеров и вмешательство в дела веры. Когда в 1584 году в рождественские дни по новому стилю иезуиты справляли богослужение в отданной католикам церкви святого Якова, туда ворвались горожане и разгромили её. Особенно активное участие принимал Меллер, ректор Домской школы, которая в то время была высшим учебным заведением Риги. Меллер высказал обвинение даже по адресу польского короля Стефана Батория. 12 января 1585 года Меллер был арестован, что послужило причиной начавшихся волнений: толпа горожан ворвалась в ратушу и освободила арестованного.
Волнения с каждым днём принимали всё большие размеры. В качестве руководителей движения выдвинулись член Большой гильдии виноторговец Бринкен, представители Малой гильдии оловянных дел мастер Зенгейзен и юрист Гизе. Они старались направить повстанческое движение по выгодному для рижского бюргерства руслу и конечной целью волнений ставили ограничение политических прав магистрата. Они принудили магистрат выслушать жалобы бюргеров на членов магистратской коллегии. В результате повстанцы заперли городские ворота, захватили городскую кассу и выразили магистрату недоверие. Власть фактически перешла в руки вооружённых повстанцев.
При посредничестве особой комиссии 23 января 1585 года обе стороны заключили соглашение, состоящее из 63 статей, согласно которому введение нового календаря отменялось, устанавливалось строе соблюдение протестантских обрядов и запрещалось деятельность иезуитов в Риге. Соглашение также ограничивало власть бургграфа (судьи по особо важным делам). Все наиболее важные городские дела магистрат должен был обсуждать совместно с особым комитетом гильдий. Члены магистрата и гильдий впредь должны были совместно управлять городским имуществом и предприятиями, а доходы от них немедленно по поступлении вносить в городскую кассу.
Члены магистрата не могли удовлетвориться соглашением и пожаловались Стефану Баторию. Польский король аннулировал соглашение и приказал восстановить прежнее положение. В начале 1586 года к королю послали своих уполномоченных также и рижане, решившие отстаивать добытые ими в борьбе права. Король не только категорически воспротивился этому, но издал приказ, согласно которому вожди восстания – Гизе, Бринкен и другие – должны были явиться на королевский суд. Когда в апреле 1586 года в Ригу явился посланный королём комиссар для разбора дела, бюргеры отказались выдать своих руководителей суду.
Волнения приняли теперь открыто антипольский характер. Под влиянием Гизе, считавшегося секретарём обеих гильдий, и его товарищей началось безжалостное преследование польских приверженцев. Летом 1586 года горожане казнили сторонников Польши, членов магистрата Тастия и Веллинга. Большинство членов магистрата эмигрировало. Узнав об этих событиях, Стефан Баторий объявил Гизе и Бринкена вне закона и приказал цесисскому президенту Юрию Фаренсбаху готовиться к осаде Риги.
Дальнейших ход событий на время был прерван смертью Стефана Батория. Иезуиты были изгнаны из Риги. Вновь избранный король Польши Сигизмунд III категорически требовал выдачи Гизе и Бринкена. Вначале рижские бюргеры отказались присягнуть новому королю на верность, пока он не утвердит прежние городские привилегии и не признает внесённые соглашением изменения прав магистрата и горожан. Но когда в самой Риге, особенно среди католиков, образовалась сильная оппозиция против руководителей волнений, склонявшаяся к соглашению с королём. В июле 1589 года в Ригу явилась особая комиссия польского сейма во главе с литовским канилером Львом Сапегой. После утверждения городских привилегий представители магистрата и горожан выполнили требования комиссии. В город вернули осуждённых и эмигрировавших членов рижского магистрата, выдали для суда и наказания Гизе и Бринкена. Оба вождя движения были арестованы и после жестокой пытки казнены; прочие вожаки были присуждены к меньшим мерам наказания.
Вслед за этим было заключено так называемое Северинское согласие, которым, в общем, была восстановлена власть магистрата в прежнем объёме. Гильдии всё же добились того, что для обсуждения общих городских дел и впредь собирался комитет, назначенный во время Календарных беспорядков. По требованию польской комиссии в Ригу могли возвратиться иезуиты, а отнятая церковь святого Якова возвращена католикам.
Северинское соглашение не могло удовлетворить гильдии, и они продолжали борьбу за расширение своих прав. Только после пятнадцатилетней борьбы, в 1604 году, во время шведско-польской войны, магистрат, опасаясь новых волнений, отказался от Северинского соглашения и заключил с вожаками обеих гильдий новый договор. Но и после этого, почти на протяжении всего XVII века продолжались споры о компетенции между магистратом и обеими гильдиями.