воздушные полеты в Верманском парке

 

Шарль Леру американский аэронавт и парашютист, создатель парашюта собственной конструкции. В 1889 году во многих городах Российской империи, в том числе в Риге, демонстрировал полеты на воздушном шаре с последующими прыжками с парашютом. Хотя в Риге случались разные представление и к нам воздушные полеты в Верманском паркеприезжали разные воздухоплаватели, однако ни одно выступление и ни один полет на воздушном шаре не сопровождался таким интересом публики, как выступление знаменитого воздухоплавателя в Верманском саду.
Шарль Леру родился в Ватербери (штат Коннектикут, Северная Америка). Уже в юные годы он был ловким гимнастом, позже занялся воздухоплаванием и придумал, как усовершенствовать парашют. Сначала он испытал свое изобретение, поднимаясь на воздушном шаре и отпуская парашют, привязывая к нему камень. Только после этого, обнаружив, что парашют спускается хорошо, в Аризоне, штат Нью-Джерси он сам осмелился совершить прыжок.
Первый публичный прыжок с парашютом Леру совершил в Нью-Йорке, с моста High Bridge в 1886 году. В Европе он впервые выступил в Берлине в апреле месяце 1889 года. После этого он объехал Англию, Шотландию, Австрию и 11 июня приехал в Петербург, после в Москву, Одессу и Варшаву.
Первый полет над Ригой Ш.Леру предпринял 23 августа 1889 года.
Погода для полета на воздушном шаре была настолько прекрасная, что лучшей никак нельзя было и пожелать. Выступление собрало такое количество публики, какое Верманский сад вряд ли когда-либо видел. Зрители в парке заняли почти все места и сплошной стеной стояли вокруг ограды, за которой подготавливался шар. Толпа сгрудилась не только здесь. В самом саду и в окрестностях даже крыши всех домов и окна верхних этажей были заполнены зрителями. На ближайших улицах и площадях толпились тысячи человек.воздушные полеты в Верманском парке
Шар разместили между садовой гостиницей и музыкальной эстрадой. Для наполнения шара к уличной трубе (газопровод, подававший светильный газ) присоединили четырехдюймовую переходную трубу, которая была протянута под землей на глубине 30 сантиметров мимо входа в ресторан к площади на против музыкальной ракушки и через прикрепленную матерчатую кишку подавала газ в шар. Наполнение шара началось в полпервого дня и длилось до полшестого вечера.
Когда шар был наполнен, Шарль Леру собственноручно прикрепил парашют и незадолго до шести вечера пробный бумажный шарик был выпущен в воздух, чтобы выяснить, нет ли каких-нибудь воздушных потоков и определить в какую сторону полетит большой шар. Вскоре после этого мешочки с песком, которые нацеплялись по мере наполнения шара газом для придания веса, начали снимать один за другим и шар понемногу начал подниматься вверх, удерживаемый помощниками. Веревочное сидение поднялось над землей, и отважный воздухоплаватель уселся на него.
После третьего выкрика в 6 часов 37 минут, с получасовым опозданием, помощники отпустили веревки, и в тот же миг огромный шар с большой скоростью почти вертикально взмыл в воздух, унося с собой Леру. Всех присутствующих охватил ужас, но сам Леру помахивал платочком, как бы прощаясь со зрителями. Шар, медленно паря, перемещался в сторону Ивановских ворот, и, плавно поднимаясь все выше и выше, в конце концов, невооруженному взору предстал как маленькое темное пятнышко.воздушные полеты в Верманском парке
Пока воздушный шар летел над Московским посадом на объявленной высоте, около 900 метров, Леру не сумел прыгнуть вниз. Поскольку шар был совершенно новый, и на нем воздухоплаватель летел первый раз, ему не удалось сразу отсоединить парашют. Поэтому Леру был вынужден подниматься все выше, так, что самого воздухоплавателя уже не было видно даже вооруженным глазом. Поднявшись на высоту, около 2700 метров, (так высоко отважный воздухоплаватель никогда до этого не понимался), Леру достиг площади около Ивановских ворот, где, через 11 минут подъема, все-таки сумел оставить шар, держась за обруч парашюта. Тем временем, ставший гораздо легче, шар скрылся в облаках. Парашют с Леру, отделившись от шара, сначала с огромной скоростью устремился вниз, но несколько мгновений спустя, наполнился воздухом и стал спускаться все медленнее и медленнее, так что зрители были весьма удовлетворены, наблюдая за происходящим.
Но на долю самого воздухоплавателя и парашютиста выпали большие испытания. Спускаясь, парашют сильно раскачивался от потоков воздуха, подобно маятнику от часов так, что воздухоплаватель, которого вновь можно было рассмотреть, порой оказывался почти на одном уровне с парашютом. Следует учесть, что, спускаясь на землю, Леру приходится держаться руками за нижнее кольцо парашюта. Малейшая оплошность, - стоит лишь выпустить кольцо из рук, и упасть с такой ужасной высоты на землю – и можно разбиться в лепешку! По мере приближения к земле раскачивание уменьшилось. Через 11 минут (ровно столько понадобилось времени, чтобы подняться в воздух) воздухоплаватель благополучно приземлился на краю какого-то луга между Ивановскими воротами и фабрикой Кузнецова в 5 верстах от Верманского парка. Там его поджидала подоспевшая толпа, встретившая до смерти уставшего артиста с большой обходительностью и восторгом, и оказавшая по возможности помощь. Около моста рядом с фабрикой Кузнецова Леру забрал некий выехавший за ним господин.воздушные полеты в Верманском парке
В Верманском парке с нетерпением ждали воздухоплавателя. Кто-то из его помощников в недоумении воскликнул: « Мы совершенно не можем понять, почему сегодня он поднялся так высоко. Он никогда раньше этого не делал. Обычно он опускается на землю за сорок секунд, а сегодня потребовалась четверть часа! ». Через час Леру, быстро шагая, вновь появиться в саду. Через заднюю дверь поднялся на музыкальную эстраду и под звуки музыки вновь предстал перед зрителями, громко приветствуемый ликующей публикой. Аплодисменты не стихали. Но Леру сильно устал и был бледен, так что вынужден был сразу же отправиться отдыхать. Сам же шар, из которого вышел газ, упал на луг в Пардаугаве вблизи поместья Нуммер в 6 верстах от Риги.
Второй полет Шарля Леру над Ригой состоялся в воскресенье 27 августа 1889 года. На этот раз воздухоплаватель выбрал шар намного меньшего размера, не такой как в первый раз.
Наполнение шара газом началось около 3 часов дня и продолжалось до полшестого вечера. Тогда закрепили парашют, и в 5 часов 40 минут Леру поднялся в воздух. Учитывая небольшой размер шара, тот по сравнению с предыдущим подъемом, состоявшимся в среду, поднимался в воздух гораздо медленнее и не сумел взлететь столь высоко, как в первый раз. Однако через 5 минут Леру на непродолжительное время исчез в облаках, что было весьма интересно видеть. Вскоре после этого его увидели спускавшимся на парашюте. Сам же шар, лишь несколько минут спустя, вынырнул из облаков и с большой скоростью устремился к земле. Хотя г.Леру рассчитывал вернуться в то же самое место из которого поднялся в воздух, или самое дальнее – у Немецкого театра, но никак не дальше Динабургского железнодорожного вокзала, однако сделать это ему не удалось, несмотря на то, что погода была весьма спокойная. Поток воздуха унес шар намного дальше, и спуститься ему удалось лишь в Даугаву, недалеко от Газенгольма. Леру, покинув шар, спустился за 6 минут. На этот раз, что примечательно, спускаясь, он держался не только руками за обруч парашюта, но и пропустил веревочную петлю у себя подмышками. Держаться лишь руками было бы чрезмерной бравадой, которая при малейшей ошибке может привести к падению с огромной высоты.
В 6 часов 15 минут он появился в саду на музыкальной эстраде весьма бодрый, где был встречен громкими приветствиями публики, кричавшей « браво » и « ура ». Музыкальная армейская капелла Хейдера несколько раз исполнила туш в честь Леру. Он выполнил весь свой воздушный полет за 35 минут. Шар унесло гораздо дальше, чем самого Леру и он упал на Луцаусгольме в 5 верстах от Верманского сада. Шар привезли обратно в сад около 7 вечера.
12 сентября 1889 в Ревеле Леру совершил свой последний прыжок с парашютом. Этот 239 прыжок в жизни 32 летнего воздухоплавателя оказался роковым.

воздушные полеты в Верманском паркеВ 1889 – 1890 году молодой офицер, лейтенант русского флота Петр Петрович Шмидт, ученик покойного воздухоплавателя Шарля Леру, предпринял несколько неудачных попыток совершить публичные полеты на воздушном шаре в разных городах Российской империи, в том числе и в Риге 27 мая 1890 года. Выступал под псевдонимом Леон Аэр .
В Верманском саду воздушный шар был размещен на площади перед музыкальным павильоном. Подготовка шара и наполнение его газом затянулись до 5 часов 20 минут. Вскоре после этого Аэр прикрепил парашют к шару, но шар отвязался, и раскрывшись, шлепнулся на публику, прикрыв собою какое то почтенное семейство. Помощникам пришлось тянуть шар обратно к земле, чтобы прикрепить парашют. Парашют вскоре вновь был закреплен. Когда это было сделано, после изрядно затянувшейся подготовки воздухоплаватель, наконец, занял свое место, уцепившись за трапецию, и дал приказ пустить шар.
В 5 часов 55 минут, оказавшийся отпущенным, шар начал подниматься, но не пошел вертикально вверх, а склонился в сторону музыкального павильона, накреняясь в сторону парашюта. Часть публики аплодировала, другие же со страхом и ужасом следили за всеми этими неловкими действиями. И вот шар поднялся над музыкальным павильоном, но зацепился снастями. Цепляясь и отталкиваясь ногами, Аэр освободился от этого неловкого положения и сумел избежать столкновения с верхним краем павильона, после чего сам оказался над крышей. Но шар накренился еще более и одна из болтавшихся строп от парашюта, длиннейшая, зацепились за лиру, украшающую верхний край крыши музыкального павильона. И тогда парашют отделился и упал, а сам Аэр оставался висеть на раскачивающемся шаре в каких-то двух саженях над крышей павильона.
Не предвидя, ничего хорошего и, вероятно, осознав, что без парашюта в воздухе нет никакого спасения и промедление означает верную смерть, господин Аэр, быстро покинул свое сидение и схватился за первую попавшеюся свисающую стропу, чтобы по ней соскользнуть на крышу павильона. Но стропа, не выдержав тяжести человеческого тела, сорвалась, и он упал на крышу павильона.
Принимая во внимание, что тяжелое падение сопровождалось громким звуком, поскольку загремела вся крыша музыкального павильона, а также то, что оная имеет округлую форму, можно было предположить, что несчастный вследствие падения с большой высоты и серьезности удара потеряет сознание, скатится на землю, где и распростится с жизнью. Но на сей раз все обернулось весьма удачно. Он упал на крышу павильона сразу же за лирой, рядом со своим парашютом, где был подхвачен сидящими там для лицезрения полета одним часовых дел мастером и несколькими рабочими.
Падая, г. Аэр лишь несильно ушибся, на лбу и руках видны были раны. В остальном же будучи жив и здоров смог вновь показаться на крыше публике, которая отнюдь не была рада такому исходу воздушного путешествия. Аэр был настолько крепкий, что самостоятельно, без какой либо поддержки со стороны смог добраться до люка в крыше, через который спустился на землю и дошел до большого павильона, где ему предоставили какое-то подсобное помещение для отдыха. Разбитая рука была забинтована. Парашют оказался на земле за павильоном.
Сам шар также вскоре упал на землю. Тотчас, как Аэр от него освободился, он перевернулся, газ вышел, и шар, кувыркаясь от неимения внизу себя груза и перебрасывая в воздухе снастями, полетел и упал в четверти версты от места своего подъема по эту сторону канала на одну из лип на бульваре Наследника против Инженерной улицы и политехникума. Вокруг липы вмиг собралось много публики, и шар подвергся ожесточенному нападению толпы, которая с гиком и свистом начала рвать снасти.