Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту

  Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту А. Ф. Яровой Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту А. Ф. Яровой Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту А. Ф. Яровой Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту А. Ф. Яровой  
           

Яровой Аркадий Федорович

Волчьи логова: Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту.

Аннотация издательства: Он феномен ХХ века, о нем написаны тысячи страниц научных исследований и художественных произведений, снято множество кинофильмов. Он понят? Раскрыт до конца? Нет. Адольф Гитлер остается (и долго ещё останется) величайшей загадкой человечества. Мы не оговорились: «нелюдь», «величайший убийца», «палач» — это все ничего не значащие слова, потому что именно человечество породило «фюрера Германской нации», рукоплескало ему и, как водится, попыталось в итоге стереть его со страниц истории. Бесполезно. Он продолжает жить в свастике «РНЕ», в мечтах и мыслях многих и многих политиков, не смеющих, впрочем, признаться в этом публично. Да ведь и не в этом дело, в конце концов. Перед нами ещё одна, весьма плодотворная, на наш взгляд, попытка понять феномен мировой истории, разобраться в нем спокойно и беспристрастно. Автор достойно решает свою задачу: исследует документы, свидетельства современников, и все это касается военного аспекта в жизни Гитлера, но одновременно затрагивает и политическую жизнь фюрера, его быт и нравы, сопровождающие этот быт. Главное: книга эта опровергает (на наш взгляд) знаменитое пушкинское: «Гений и злодейство несовместны». Совместны, увы… История ХХ столетия доказала это.

Глава 1

Восточная Пруссия, район Мазурских озер. Здесь в треугольнике Растенбург — Летцен — Ангенбург расположена «немецкая», она же главная ставка Гитлера «Вольфшанце» («Волчье логово» или «Волчья яма»).
В радиусе пятидесяти километров, помимо главной ставки фюрера, размещались главная квартира Гиммлера, резиденция Риббентропа, ставка командования германских сухопутных войск, гостиница «Охотничий дом», где проживали высшие чины германского командования, приезжавшие на прием к Гитлеру.
Вблизи от «Вольфшанце», по другую сторону железной дороги, находился ещё один железобетонный бункер, в котором размещался командный пункт и штаб противовоздушной обороны ставки.
Расположенная в лесу северо-восточнее города Растенбурга ставка в радиусе десяти километров была объявлена ЗАПРЕТНОЙ ЗОНОЙ. Все подъезды и площадь, свободная от застроек, заминированы. К ней подведены были шоссейная дорога и железнодорожная ветка. В пяти километрах южнее — аэродром Гитлера.
При въезде в лес установлен первый шлагбаум. Надписи:
«Стой, военный объект. Для гражданских лиц въезд воспрещен».
Сразу за шлагбаумом ещё объявление:
«Сходить с дорог запрещается, опасно дня жизни. Комендант».
Аналогичные предупреждения развешаны по всей территории.
…Ставка надежно спрятана в лесу. Внешняя сторона обнесена в несколько рядов колючим витым проволочным заграждением системы «Спираль Бруно». В самом лесу тоже много проволочных заграждений.
Шлагбаум. С правой стороны от него несколько бараков. Они обнесены маскировочными материалами и подходы к ним… заминированы. С левой — казармы. В них разместилась охрана частей СС и полка «Великая Германия». Рядом склады с боеприпасами и автоимущество.
За шлагбаумом, в глубине леса, расположились тщательно замаскированные наблюдательные вышки высотой более тридцати метров.
Слева и справа от шоссе — траншеи и окопы. Через полтора километра — второй шлагбаум. На нем надпись:
«Лица, направляющиеся на объект, должны явиться в караульное помещение. Комендант».
Сразу за ним — второй вал проволочных заграждений. Устроенные на специальных железных кольцах, они (заграждения) в несколько рядов окружали всю ставку. Кроме этого, забор из металлической сетки с колючей проволокой наверху под током высокого напряжения. Создавалось впечатление, что все вокруг окутано, обмотано, обтянуто, обкинуто, обложено, обвязано… колючей проволокой!
И повсюду россыпь земляных и железобетонных огневых точек.
Наконец, ворота номер один… Здесь начиналась территория самой ставки: двенадцать огромных железобетонных сооружений. Немцы назвали их бункерами: высота — до пятнадцати метров, толщина боковых стен — пять, потолочных железобетонных покрытий — до восьми метров. Внутри сквозные проходы в два метра шириной и до трех высотой, ответвление в центральную часть, где имелись комнаты; тяжелые люки, ведущие вниз… в подземелье.
Эти железобетонные сооружения служили Гитлеру и его свите надежным убежищем при налете авиации. По тем временам они вполне обеспечивали безопасность в случае прямых попаданий авиабомб.
Главная часть ставки была окружена ещё одним — третьим — кольцом проволочных заграждений. И ещё одним металлическим забором. Внутри третьего кольца — главный бункер, к которому прилегал одноэтажный железобетонный домик Гитлера с бронированными ставнями. Вокруг находилось более десятка огневых точек.
В восьми метрах от бункера — гараж, рассчитанный на шестнадцать автомобилей.
Внутри сооружения, примыкавшего к бункеру Гитлера, был коридор, по левую сторону которого находилось шесть комнат. С правой стороны коридора — одна большая комната — зал. Здесь Адольф Гитлер проводил заседания.
В шести — кровати, шкафы. В одной — замурованный в стене сейф…
Обстановка в комнатах простая: кровати деревянные, железные. Мягкой мебели не было.
В конце коридора — туалетные комнаты и специально сделанный железобетонный проход в бункер фюрера. Когда угрожала опасность с воздуха, Гитлер направлялся через него в бункер. На двери помещения, где находился Гитлер, висела табличка: «Адъютант вооруженных сил при фюрере».
С тех пор как Гитлер начал поход на Восток, бункер стал его командным пунктом и постоянным жилищем. Убежищем…
Сохранился приказ коменданта растенбургской ставки Гитлера от 8 января 1945 года «О необходимости сохранения военной тайны для всех военнослужащих, занятых на этом особо важном объекте». В этом приказе бункер условно именуется «Вольфшанце» — «Волчье логово» («Адольф» на старогерманском языке означает «Отважный волк»).
В «логове» особое внимание уделялось маскировке укреплений. Все сооружения были окрашены под цвет леса: натянуты специальные маскировочные сети, расставлены искусственные кусты и даже деревья. Все аллеи и дороги также были покрыты зелеными маскировочными сетями.
Дороги и подходы к объектам освещались темно-синими электрическими лампами с абажурами. Их мертвенная синь сливалась с бледностью лунных ночей.
Система маскировки территории ставки была настолько тщательна, что исключала возможность обнаружения каких-либо сооружений с воздуха.
Ставка охранялась большим количеством войск и специальными зенитными частями.
Сюда была подведена высоковольтная электрическая сеть, большое количество проводов телефонной и телеграфной связи…
…Читатель уже заметил, что рассказ о ставке Гитлера ведется в прошедшем времени: «система маскировки… была», она «охранялась», «была подведена»… Это потому, что сооружений сейчас нет. Все взорвано. И в Виннице, и в Растенбурге. Были попытки провести экспедицию по обследованию ставки под Винницей, но, кроме обломков бывших железобетонных бункеров, поросших лесом и кустарником, невозможно обнаружить и толики из того, что о них удалось «раскопать» в архивах…

Досье
Генерал-полковник Абакумов Виктор Семенович родился 11 апреля 1908 года.
В органах НКВД с 1932 года.
В 1941 году назначен заместителем наркома НКВД СССР.
С 1943 года по 1946 год возглавлял военную контрразведку «Смерш» (Главное управление НКО «Смерш»), подчиненную лично председателю Государственного комитета обороны И. В. Сталину, и был подчинен лично Председателю Государственного комитета обороны И. В. Сталину.
В 1946-1951 годах — министр госбезопасности СССР (МГБ СССР).
18 июля 1951 года Абакумов был арестован и в декабре 1954 года расстрелян.

…Сохранился документ-донесение от 17 февраля 1945 года «Народному комиссару внутренних дел Союза ССР товарищу Берия Л.П.» его заместителя Абакумова. Вот что писал Абакумов, побывавший по горячим следам в ставке Гитлера под Растенбургом:
«Как Вам известно из многих оперативных материалов, в Восточной Пру расположении ставки Гитлера… Территория, где размещалась ставка Гитлера, по своим железобетонным сооружениям, состоянию проволочных заграждений, минных полей, большого количества дзотов и дотов, тщательной маскировке и расположению помещений для охраны представляет собой неприступное железобетонное логово, и трудно себе представить, чтобы кто-нибудь из лиц, не имевших непосредственного отношения к ставке, мог бы каким-либо путем туда проникнуть…»
И далее: «…все бункеры взорваны», «…люки завалены в результате взрывов».
Ставка была сокрушена. Немцы, отступая, взорвали все сооружения. Естественно, все ценное из обстановки и документация были вывезены. Вошедшие туда передовые отряды советских воинов мало чего обнаружили. Но были и любопытные находки, в том числе — фото, запечатлевшее Гитлера вместе с Муссолини и генералами.
…Почему-то у «великих» принято посылать или оставлять свои портреты. Сталин однажды послал Черчиллю свой портрет специальным самолетом. И Черчилль долго не мог понять, что этим хотел сказать «дядюшка Джо» — показать «фигу с маслом» или передать «дружеский привет»?..
Оставлен был и очень важный документ с грифом «особо секретно» — список абонентов ставки, раскрывавший структуру и личный состав аппарата «Волчьего логова», где под номером один значился сам Волк — Гитлер. Найдена была также топографическая карта, с указанием места расположения ставки, а также главной квартиры Гиммлера, резиденции Риббентропа и ставки главного командования сухопутных сил…
Японский посол в Берлине генерал Ошима, посетивший в мае 1942 года главную ставку Гитлера, находившуюся в треугольнике Растенбург — Ангенбург — Летцен и занимавшую площадь двадцать на тридцать километров, рассказывал:
«В ставке, на берегу озера Маурзее, восточнее железнодорожной станции Каршен, я имел беседу с Риббентропом и начальником генштаба Гальдером…»
…Ошима, естественно, не мог не заметить, как военный человек, аэродром в Растенбурге, обслуживавший ставку Гитлера, и на юг от шоссе, на опушке леса ещё один аэродром — Геринга.
Около станции Шварцштейн располагалось отделение имперской службы безопасности…
Само Главное управление имперской безопасности (РСХА) было создано 27 сентября 1939 года и являлось одним из двенадцати главных управлений СС. До мая 1942 года его возглавлял группенфюрер Рейнхард Гейдрих, а после его гибели — Эрнст Кальтенбруннер.

РСХА состояло из шести управлений:
— административно-юридического (Бест);
— политического анализа (Зикс);
— контроля (СД-Инланд) за особо важными сферами внутренней жизни общества и партии (Олендорф);
— государственная тайная полиция — гестапо (Мюллер);
— криминальная полиция (Небе);
— служба внешней разведки СД (Шелленберг).

На РСХА была возложена и личная охрана Гитлера. Главная задача РСХА — координация ЗИПО (полиция безопасности), и СД — нацистская секретная служба безопасности, разведывательное управление, сформированное в марте 1934 года с целью обеспечения безопасности Гитлера и нацистского руководства.
26 июня 1936 года Гиммлер назначил Гейдриха шефом и Зипо, и СД. Важнейшей их частью было ГЕСТАПО — тайная государственная полиция Третьего рейха, созданная ещё в 1933 году для борьбы с инакомыслящими, противниками нацистского режима, ставшая символом террора. Если СД занималась исследованием полученных материалов, их экспертизой, установлением связей, то ГЕСТАПО, опираясь на разработки СД, проводило следствие по конкретным делам, производило аресты и реализовывало полученные материалы.
Что касается личной охраны Гитлера, во главе с Раттенхубером, то она, в отличие от многих подразделений охраны первых лиц других государств мира, в том числе и СССР, по структуре своей не была моноплановой, как, скажем, 9-е управление КГБ, а состояла из подразделений правоохранительных ведомств. Сам Раттенхубер, например, пришел в охрану Гитлера из криминальной полиции в чине капитана, а стал генералом СС.
Для организации личной охраны Гитлера он имел право использовать возможности войск и спецподразделений СС, СД, криминальной полиции, ГЕСТАПО — в зависимости от того, кому и какой вопрос необходимо было решать: проверка по учетам, организация охранных сторожевых мероприятий, внедрение агентуры и т.д.
Все гостиницы, например, брались под охрану только ГЕСТАПО, однако наблюдение за подъездами и во внутренних помещениях гостиниц возлагалось на криминальную полицию. Зато запись прибывших в гостиницу и контроль над ними осуществлялись только сотрудниками имперской службы безопасности.
Отдельные функции были у «команды сопровождения» из числа эсэсовцев, контролирующих все подходы к Гитлеру.
Комнаты отдыха Гитлера охраняли только люди из личной охраны RSD, зато внешнюю охрану гостиниц несли сотрудники уголовной полиции.
Каждому подразделению из разных ведомств в личной охране Гитлера отводилась своя роль.
В деревне Карлсдорф стояли противотанковые части СС. В других окрестных деревнях — части моторизованной и конной полиции, части СС и противовоздушной обороны.
Только одна 1-я рота имела на вооружении 22 броневика, из которых пять были оснащены противотанковыми пушками, четыре — противотанковыми винтовками (так в документах), два — гранатометами и тяжелыми пулеметами.
2-я рота имела такое же вооружение.
3-я, так называемая «гренадерская», рота имела транспортные машины и была вооружена пулеметами и гранатами.
4-я рота имела четыре орудия, четыре противотанковые пушки, семнадцать бронетранспортеров с минометами.
5-я бронетанковая рота имела пятнадцать тяжелых танков и десять штурмовых орудий.
6-я зенитная рота имела четыре зенитки калибра 2,2 и четыре четырехствольные пушки-зенитки.
7-я разведрота имела 16 разведброневиков, каждый из которых был вооружен двумя пулеметами и орудием, и тридцать автоамфибий.
8-я рота выполняла снабженческие функции — имела 72 грузовые машины, вооруженные пулеметами, автоматами и винтовками.
В казармах Гинденбурга размещались ещё одна воинская часть из четырех рот, 112-й саперный батальон, саперный взвод, санитарный взвод, рота связи. А в городе Арисе на казарменном положении содержались в полной боевой готовности отборные части Гиммлера.
И все они защищали одного человека — фюрера.
О службе в войсках охраны Гитлера рассказывает типичный рядовой солдат вермахта — Ганс Фер:
«Призван 18 февраля 1940 года в г. Нахсне, вначале для прохождения трудовой повинности. В звании формана служил ординарцем у командира рабочего батальона обер-фельдмайстера Мюленса. В составе рабочего батальона был направлен в Польшу, в Варшаву, где находился четыре месяца на складах боеприпасов и занимался их перевозкой на Центральный фронт.
Служил в Борисове до ноября 1941 года, после чего отпущен домой.
2 февраля 1942 года был вновь призван, но уже на воинскую службу, в дивизию «Великая Германия», дислоцированную в г. Нейрупин. В числе двухсот призывников обучался два месяца на спецкурсах для службы в верховной ставке Гитлера…»
В конце марта 1942 года Фер выехал в Растенбург и был помещен в Гинденбургские казармы в 23-й резервный батальон. Здесь же размещались батальон конного транспорта, штаб технической роты, караульный батальон «Фюрер-гренадербатальон», до 900 человек под командой капитана Матейса, награжденного Рыцарским крестом.
Фера определили в маршевую роту капитана Пульмана — кавалера Рыцарского креста.
Непосредственными командирами Фера были унтер-офицер Шефер (погиб на Восточном фронте) и обер-лейтенант Фогель. Надо сказать, что большая часть батальона в составе трех пехотных рот, одной танковой и роты связи «Вестерташе» погибла под Сталинградом.
Фер не попал на фронт и остался в Растенбурге — его отец, погиб под Воронежем, Фер был единственным сыном в семье и поэтому не был направлен на фронт. «Растенбургское» обучение, необходимое для службы в ставке, проходил в деревне Герлиц.
С командиром взвода обер-фельдфебелем Берзеном и командиром роты капитаном Пульманом Ганс Фер в направлении на Летцен проехал по местам дислокации своего батальона — деревням Карузендорф, Карлсгоф, Шварцштейн.
Что касается Герлица, то его население было эвакуировано ещё в 1939 году. Фер и его сослуживцы жили там в двенадцати бараках, по пятьдесят человек в каждом.
Распорядок дня был жестким: в 6.00 подъем, один час маршировки, один — обучение караульной службе, до 12.00 приведение в порядок одежды, в 14.00 обед, затем подготовка к несению службы. Смена караула в 17.00 ежедневно. 54 человека, каждый с двумя гранатами, а также вооруженные пулеметами, автоматами, пистолетами, винтовками, заступали ежедневно на один и тот же пост в зону, огражденную забором высотой в 2,5 метра с колючей проволокой наверху…
…А теперь вернемся в Винницу, куда вызван в ставку Гитлера для чествования немецкий летчик Франц Беренброк…

Глава 2

Ставка Гитлера под Винницей, «Вервольф» («Волк-оборотень»). 22 августа 1942 года. Сегодня здесь намечен традиционный торжественный прием лично Гитлером немецких летчиков-асов, сбивших более ста самолетов русских. Это немецкий летчик-истребитель фельдфебель Франц Беренброк, сбивший 1 августа сотый самолет русских, и лейтенант Какель.
Как и положено, в тот же день, 1 августа 1942 года, о подвиге Беренброка сразу же информировали командира истребительного авиационного полка генерала Галланда.

Досье
Галланд Адольф — известный в Германии немецкий летчик-истребитель, один из организаторов Люфтваффе.
Еще в 1932 году он был пилотом-инструктором планеризма, затем летчиком коммерческой авиакомпании «Люфтганза». В 1935 году серьезно пострадал в авиакатастрофе, но вскоре вернулся к летной работе в Люфтваффе. Совершил около 300 боевых вылетов в составе легиона «Кондор» во время Гражданской войны в Испании.
В первые месяцы Второй мировой войны занимался подготовкой летного состава, был летчиком 26-й истребительной авиагруппы. Участвовал в воздушных боях почти на всех фронтах, включая Британские острова, в период битвы за Англию. Сам Голланд сбил 103 самолета противника, награжден многими орденами.
Генерал-лейтенант Люфтваффе Галланд — первый, кто был удостоен награждения Рыцарским крестом с дубовыми листьями и мечами за двадцать сбитых самолетов противника во время битвы за Англию, и второй среди летчиков Люфтваффе, кто получил Рыцарский крест с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами (первым был майор Мельдерс, уничтоживший 115 самолетов).
С ноября 1941 года Галланд — командующий истребительной авиацией, оставался на этом посту до января 1945 года, когда Геринг (кстати, единственный кто был награжден Рыцарским крестом высшей — шестой степени — Великим крестом после победы над Францией) фактически отстранил его от должности, неожиданно отправив в отпуск и не назначив ему преемника. 26 апреля 1945 года генерал Галланд был сбит в бою американским «Мустангом-П-51», но остался жив.

После войны он объяснил провал операций Люфтваффе на Британских островах тем, что её использовали для решения стратегических задач вместо тактических и что командиры эскадрилий и авиагрупп, на подготовку которых уходят годы, все погибли в воздушных боях над островами…
…Но это будет потом, в 1945-м. А сейчас Голланд, получив сообщение о сбитом Беренброком сотом самолете русских, доложил об этом самому Герингу, а по прибытии фельдфебеля в Дугино передал ему личные поздравления имперского министра авиации.
С этого дня национального героя Беренброка стали беречь. Галланд запретил ему полеты до особого разрешения «свыше».
Завидную оперативность и заботу о нем проявил и фюрер. Уже через день после воздушного боя, 3 августа, на имя летчика-истребителя Беренброка пришла телеграмма следующего содержания:
«Принимая во внимание Ваше геройское поведение в борьбе за будущее нашего народа, я представляю Вас 108-м солдатом германских воздушных сил к ордену Дубовой ветви к Рыцарскому кресту Железного креста.
А. Гитлер».
Железный крест — одна из высших военных наград за героизм в Германии. Учрежденный прусским императором Фридрихом Вильгельмом III 10 марта 1813 года.
Первоначально имел ещё три степени: Железный крест II степени, Железный крест I степени, Великий крест. Последнего, сделанного из золота, удостоены всего двое — генерал Гебхарт Леберехт принц Блюхер фон Вальштат (после победы над Наполеоном под Ватерлоо, 1815 г.) и генерал Пауль фон Гинденбург, герой Первой мировой войны (1918 г.). Вручался лишь в военное время (1870, 1914 и 1939 гг.).
С 1939 года статус Железного креста был изменен (II и I степени и Рыцарский крест различного достоинства) и добавлена лапа.
За время Второй мировой войны Железным крестом награждено 6973 человека. Рыцарским крестом с дубовыми листьями — 853, Рыцарским крестом с дубовыми листьями и мечами — 150, Рыцарским крестом с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами — 27 человек.
Рыцарским крестом с золотыми дубовыми листьями, мечами и бриллиантами был награжден лишь один человек — полковник Ханс Ульрих Рудель.
Железных крестов II и I степени удостоена лишь одна женщина — пилот-инструктор боевых самолетов Ханна Рейтш.
Сегодняшний герой летчик-истребитель фельдфебель Франц Беренброк, сбивший 100 самолетов противника, был 108-м по счету из всех 853 награжденных Рыцарским крестом Железного креста с дубовыми листьями.
Сам Гитлер, добровольно вступивший 3 августа 1914 года в Баварский императорский полк, получивший 7 октября 1916 года осколочное ранение и 13 октября 1918 года второе ранение и отравление газами, в результате чего временно потерял зрение, был также награжден 17 сентября 1917 года Баварским крестом «За заслуги», а 4 августа 1918 года за доблесть в бою — Железным крестом I степени. Это была единственная награда, которую он надевал на китель во время Второй мировой войны.
…Итак, 1 августа 1942 года было поистине вторым днем рождения Франца Беренброка, днем начала его блистательной карьеры. Уже на следующий день после поздравительной телеграммы фюрера Беренброк был произведен из фельдфебеля в лейтенанты. Далее последовали вызов его в штаб эскадрильи, размещенный в Смоленске, и прибытие туда командира полка генерала Галланда, прервавшего инспекторскую поездку в связи с чествованием героя.
Там же в Смоленске будущему обладателю Дубовой ветви к Рыцарскому кресту Железного креста было объявлено: 22 августа он должен явиться в ставку Гитлера, что в двадцати километрах от Винницы…

Глава 3

…Первым поздравил Беренброка летчик штурмовой авиации майор Вейс, сопровождавший в инспекторской поездке генерала Галланда. Вейс уже имел Дубовую ветвь к Рыцарскому кресту. Естественно, что такой почетный эскорт ещё больше возвышал вчерашнего фельдфебеля среди других асов воздушного боя, не говоря уж о прочих военных и штатских. По этому же случаю генералом Галландом был дан обед, после чего он вернулся в Дугино, где в довершение ко всем почестям был освобожден и от полетов. А то как бы не сбили. Тогда и вручать некому будет орден Дубовой ветви к Рыцарскому кресту Железного креста.
20 августа по телеграфу пришло подтверждение: «Лейтенанту Беренброку явиться в ставку Гитлера 22 августа». В тот же день с «курьерским самолетом Мессершмитта или, точнее, Ме-109, вел который обер-фельдфебель Центнер, Беренброк стартовал на Винницу. Из-за недостатка горючего после более чем трехчасового полета самолет приземлился в Житомире. Еще через час он был в Виннице. К самолету была подана автомашина «опель адмирал».
Ме-109, на котором Беренброк сбил 100 самолетов противника, — одномоторный типовой одноместный истребитель ВВС Германии, использовавшийся во время Второй мировой войны. Разработан в 1934 году немецким авиаконструктором Вилли Мессершмиттом.
Первый демонстрационный полет Ме-109 состоялся в 1936 году во время XI Олимпийских игр. Боевое крещение получил в Испании, оказав серьезную поддержку войскам Франко.
Модификация Ме-109 имела двигатель с водяным охлаждением мощностью 1100 лошадиных сил, размах крыла 11 метров, максимальную скорость 570 км/час. Вооружение — две 20 мм пушки и два 7,9-мм пулемета.
До тех пор пока Ме-109 не столкнулся с английскими «спитфайерами» во время битвы за Англию, он не имел себе равных по боевым качествам. Это был любимый самолет немецких летчиков, в том числе майора Эриха Хартмана, сбившего на нем 352 самолета противника, и, конечно же, нашего героя-лейтенанта Беренброка, на котором ему удалось сбить сотый самолет русских и стать национальным героем Великой Германии.
Модернизированная конструкция самолета Ме-109 — двухмоторный самолет истребитель-перехватчик ВВС Германии Ме-110 с мировым рекордом скорости 755 км/час и первый реактивный самолет КБ Мессершмитта — Ме-262 с максимальной скоростью 770 км/час. Однако последний так и не был запущен в серийное производство до конца Второй мировой войны.
По Житомирскому шоссе на большой скорости мчались в специальном легковом автомобиле Беренброк и сопровождающие его лица. Мимо мелькали поселки, деревни. Наконец свернули вправо, на вновь построенную дорогу, по которой проехали лишь с полкилометра до леса. Здесь, у проволочного заграждения, машину остановили солдаты воздушного флота. У заграждения — барак охраны и множество постов. У въезда в огражденный участок у Беренброка и его сопровождающих спросили, куда они едут. Тщательно проверили документы. Запросили даже штаб Галланда.
Шофер, везший Беренброка, в ожидании, пока придет ответ из штаба, рассказал, что три дня назад отсюда спецпоездом уехал в Берлин Геринг.
В ста метрах от въезда, на тщательно замаскированной железной дороге, стояли пять «дежурных» вагонов — большие салон-вагоны «Митропа», из коих два принадлежали Галланду: ресторан и казино (кафе-столовая). Кругом посты…
Наконец их принял подполковник Лютцов…
В тот же день Беренброк встретился с обер-лейтенантом Какелем — летчиком-истребителем из района Сталинграда, тоже вызванным для вручения ордена Дубовой ветви.
Ужин в ресторане. Несколько пьяных тостов. Ночевка с Какелем в спальном вагоне, оборудованном под гостиницу.
Утром 22 августа Лютцов доложил о прибытии летчиков. Им было приказано явиться к Гитлеру в 20 часов.
День летчики скоротали в поезде. Ели и спали. Где и когда ещё так вкусно накормят? Ведь весь персонал ресторана Галланда состоял из бывших кельнеров компании «Митропа».
В девятнадцать ноль-ноль Беренброк и Какель выехали в Верховную ставку.
Летчики были одеты в полевую форму без шлема и сабли.
Дорога вела в направлении Житомира, но минут через сорок пять они свернули на новое асфальтированное шоссе, идущее в лес. Далее все время ехали лесом…
Забор. Барак охраны. Подверглись контролю СС.
СС — подразделения нацистской партии, созданные в 1925 году из бывших боевиков по распоряжению Гитлера. Новая личная гвардия подчинялась СА, а с приходом к руководству СС Гиммлера в 1929 году (280 чел.) — стало расти (в 1933 г. — 52 000 чел.) и получило самостоятельность. В 1933 году на базе СС было создано личное охранное подразделение Гитлера «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер».
30 июня 1934 года, уничтожив Рема и других руководителей СА, замышлявших заговор против фюрера, Гитлер возвел СС в ранг самостоятельной организации НСДАП с подчинением Гиммлера только Гитлеру (полки «Мертвая голова» и другие войсковые подразделения СС, составившие личную армию Гитлера). К 1933 году в Германии действовало 33 школы гитлерюгенда СС. Кандидаты СС принимали присягу:
«Клянусь тебе, Адольф Гитлер, фюрер и канцлер Германского рейха, быть верным и мужественным. Клянусь тебе и назначенным тобой начальникам беспрекословно повиноваться вплоть до моей смерти. Да поможет мне Бог!»
К концу 1939 года численность СС достигла 238 159 человек. Член СС в возрасте 25-30 лет должен был создать семью, предоставив документы, удостоверяющие её «расовую чистоту». Атрибуты СС: серебряные перстни с изображением черепа — офицерам после трех лет службы на командных должностях; отличившимся — почетный меч из рук рейхсфюрера СС; «крещение кровью» и другие ритуалы, близкие к традициям ордена крестоносцев.
Получили пропуска. На них фамилия, имя, число, время выдачи, кто выдал его. Пропуск в четверть тетрадного листа. Бумага белая. Печать. Это для прохождения поста номер один.
Через триста метров ещё пост СС — охрана только из офицеров. Опять ограда из колючей проволоки и ворота с вахтерской будкой. Снова проверка паспортов и других документов. Пропуска, выданные в первой зоне, отобраны. Выданы новые.
Автомобили остались за оградой. Далее летчики шли пешком в сопровождении офицера СС.
Прошли участок, где было несколько бараков. По меньшей мере — три. В первом, одноэтажном, бревенчатом, по фасаду шесть-восемь окон — кабинет майора Билова.
Поднялись на крыльцо. Три ступеньки вверх. Коридор. Последняя комната направо. Здесь и находится адъютант Гитлера по авиации Билов.
Встретил вежливо, но сухо. Без церемоний. Сказал, как следует себя вести на докладе у Гитлера. Летчики и сопровождающие прошли к бараку, занимаемому Гитлером. Беренброк отметил: стены и потолки оштукатурены, пол дощатый…
Вошли в раздевалку, где обслуживали два солдата СС. Прошли в приемную…
…Еще при входе в барак Гитлера пришлось ждать две-три минуты: выходило много людей. Офицеры различных родов войск. Около двадцати человек.
…Рядом с дверью в кабинет Гитлера два ординарца. Один из них доложил Гитлеру о прибытии летчиков. В сопровождении майора Билова, адъютанта фюрера по военно-воздушным силам, они, сняв головные уборы, прошли к Гитлеру…

Глава 4

В 1936 году в районе города Росток проводились большие маневры германской армии. Стало известно, что на них будет присутствовать Гитлер. Тогда он ещё не прятался от людей за мощными бронированными стенами бункеров и в пуленепробиваемых закрытых машинах и не имел такой мощной охраны, если не считать четырех эсэсовцев на подножках машины и нескольких сидящих в автомобилях сопровождения.
…Фюрер появился в открытой легковой машине, сидя рядом с шофером. Сзади скромно обретались Геринг и Муссолини…

Досье
Муссолини Бенито (Амилькаре Андреа; 1883-1945) — основоположник итальянского фашизма, глава итальянской фашистской партии и правительства Италии в 1922-1943 годах и марионеточного правительства так называемой республики Сало в 1943-1945 годах.
В начале ХХ века жил и работал в Швейцарии, был чернорабочим, каменщиком, кузнецом. Там же вступил в Социалистическую партию, активно пропагандируя социалистические идеи среди итальянских рабочих-эмигрантов. Вернувшись на родину, Муссолини занялся журналистикой и литературой, работал учителем.
В 1908 году написал статью о Ницше «Философия силы», принесшую ему как литератору, а также и как хорошему оратору известность. В 1912-1914 годах он редактор центрального органа Итальянской социалистической партии (ИСП) газеты «Аванти». За пропаганду войны на стороне Антанты исключен из ИСП.
В марте 1919 года образовал «Союз борьбы», провозгласивший борьбу за интересы нации. 2 октября 1922 года организовал поход на Рим, в результате чего парламент передал ему власть. В 1926 году уничтожил оппозицию, запретил существование профсоюзов и всех партий, кроме фашистской. С приходом к власти фашистов в Германии развязал войну с Эфиопией, организовал военно-фашистский мятеж в 1936 году против республиканской Испании, помогая таким образом приходу к власти Франко. Способствовал развязыванию Второй мировой войны.
3 сентября 1943 года после капитуляции Италии арестован, но вскоре по личному распоряжению Гитлера освобожден немецкими парашютистами во главе с штурмбаннфюрером СС Отто Скорцени и отправлен руководить наспех созданной для прикрытия немецких коммуникаций республикой Сало (Ломбардия), где ввел жестокий фашистский режим, унесший тысячи жизней. Он не остановился даже перед тем, чтобы расстрелять бывшего министра иностранных дел Италии, мужа своей старшей дочери Эдды — Галиаццо Чиани.
4 июня 1944 года американские войска вступили в Рим, ширилось движение Сопротивления. 27 апреля 1945 года Муссолини был пойман партизанами и расстрелян вместе с любовницей Кларой Петтачи. В знак позора после смерти их тела были повешены вверх ногами.

Теперь стало все иначе, чем было в 30-е годы… К примеру, в свое время очень угодивший фюреру нынешний гауляйтер Мекленбургской области Фридрих Гильдебранд. Выходец из простой семьи, конюх, но старый член наци (с 1933 года), он сделал головокружительную карьеру. Казнокрад и денежный махинатор, Гильдебранд, используя покровительство фюрера и положение гауляйтера, ещё перед войной купил поместье, принадлежавшее самой королеве Луизе. Поместье было расположено в двух километрах от маленького городка Нейштрелиц. Землю поместья Гильдебранд стал сдавать в аренду. С началом войны гауляйтер Гильдебранд одновременно стал ещё и руководить противовоздушной обороной Мекленбургской области.
Сорокапятилетний Фридрих Гильдебранд жил и работал в городе Шверине на площади Домплен в большом кирпичном четырехэтажном доме белого цвета, вход в который всегда охраняли два эсэсовца. И ездил он сам, как и его жена и двое детей, в сопровождении эсэсовцев…
Но если бывший конюх стал обладателем поместья королевы, то какое же жилье и охрану должен был иметь Гиммлер — правая рука Гитлера?
Поскольку хозяин избрал местом ставки район города Растенбург, то и Гиммлер по идее должен был находиться «под рукой».
Главная квартира Гиммлера, занимавшая участок площадью около четырех квадратных километров, находилась в десяти километрах от города Ангенбурга, в лесу, связанная со ставкой Гитлера специально проложенным шоссе и железной дорогой. Вокруг «квартиры» Гиммлера, как и положено, на расстоянии примерно трех километров имелись три линии проволочных заграждений. Промежутки между заграждениями были заминированы.
Вокруг главной квартиры Гиммлера, как и в ставке Гитлера, был ещё целый ряд других сооружений. Все тот же металлический сетчатый забор, по верху которого натянута колючая проволока. Вокруг этого забора расположились, устроенные на деревьях, хорошо замаскированные наблюдательные вышки.
Между первой и второй линиями проволочных заграждений и на всех углах имелись дзоты, куда через минное поле были сделаны специальные проходы. Между второй и третьей линией проволочных заграждений стояло несколько кирпично-бетонных и деревянных построек и около двадцати землянок, в которых размещалась охрана Гиммлера и части СС.
По дорогам на территории Гиммлера повсеместно виднелись надписи, извещающие, что двигаться вне дороги опасно для жизни.
Внутри центрального кольца проволочных заграждений и металлического сетевого забора было пять железобетонных бункеров такого же типа, как и в ставке Гитлера.
В расположении квартиры Гиммлера находилась даже небольшая тюрьма из пяти камер, с решетками. Имелась и инструкция по правилам поведения и содержания арестованных.
Охрану тюрьмы нес специальный полицейский батальон под командованием Крумме (так в документах).
Гиммлер жил и работал в специальном поезде, тщательно замаскированном, который всегда по приказу хозяина был готов двинуться.
Маскировка была тщательной. Даже с близкого расстояния нельзя было разглядеть поезд. Все подходы к нему по обочинам заминированы. Железнодорожная ветка обнесена густой колючей проволокой. Около места стоянки поезда дзот…
…В пятнадцати километрах от Ангенбурга, на шоссе Ангенбург — Растенбург, в лесу, на берегу озера Манерзее располагалась ставка главного командования сухопутных сил германской армии.
Армейская ставка связана со ставкой Гитлера и квартирой Гиммлера шоссейной дорогой и железнодорожной линией. Плакат на шоссе предупреждал: «Дорога между населенными пунктами Штоббен — Пистдорф для гражданского населения закрыта».
Вокруг леса, где располагалась ставка, несколько рядов проволочных заграждений. Указатели «Мины» на всех подходах. Те же надписи, что и в ставке Гитлера. Вокруг ставки блиндажи и окопы. Зенитные установки. До двадцати железобетонных бункеров. Большое количество деревянных жилых бараков на кирпичном фундаменте с паровым отоплением и электроосвещением. Десяток наблюдательных вышек. Все сооружения замаскированы под лесную местность. Масса телефонных и телеграфных проводов…
Здесь всю войну накапливалась богатейшая переписка генералов саперных войск при генштабе, генерал-инспекторов танковых войск, организации «Тодт» при генштабе, комендатуры главной ставки главного командования германских войск, отдела иностранных армий Востока, начальника германского штаба сухопутных войск и других…
А в тридцати километрах от города Растенбурга, по шоссе в направлении Растенбург — Ангенбург, в бывшем поместье графа Лендорфа в двухэтажном каменном доме с мезонином расположилась резиденция Риббентропа. Бывший хозяин дома граф Лендорф, как участник военного заговора, расстрелян. Дом захватил Риббентроп.
Первую половину здания занимал Риббентроп с аппаратом Министерства иностранных дел. Личная охрана — 69 эсэсовцев — размещалась в землянках и ближайших населенных пунктах. От поместья к ставке Гитлера и квартире Гиммлера проложено шоссе.
Имелось ещё одно важное место для проживания чинов германского верховного командования, приезжавших к Гитлеру. Это гостиница под названием «Охотничий дом». Располагалась она на берегу озера Швейнцайтзее в двух километрах от Ангенбурга по шоссе Ангенбург — Летцен. Вся территория гостиницы была окружена проволочным забором. Вокруг забора траншеи и щели. Территория гостиницы замаскирована под лесной массив. Кругом вышки, с которых просматривалась местность на несколько километров вокруг. Надписи: «Гражданским лицам вход запрещен», «Стой», «Стоянка легковых машин более двух минут воспрещена». Гостиница связана со ставкой Гитлера асфальтированным шоссе. Гостиница комфортабельна, с хорошей обстановкой… Вблизи — аэродром.

Глава 5

…Комната Гитлера убрана просто и скромно. Большой письменный стол в углу. Над ним несколько географических карт. У стола — несколько стульев. Посередине комнаты — большой ковер, плетенный из соломы. В левой стене от входа — камин. На противоположной стороне — круглый стол и стулья.
Вся мебель из трубчатых конструкций.
Рядом с письменным столом — книжный шкаф. Вдоль всей стены — напротив письменного стола — длинный стол для заседаний…
И тут Франц Беренброк увидел… самого Гитлера!
В френче защитного цвета и черных брюках, он стоял у письменного стола лицом к вошедшим. На груди — желтый крест первой степени, полученный в военной кампании 1914-1918 годов против России, значок НСДАП и значок раненого.
— Явился летчик части ИГ-51, отряд четыре… Беренброк, — отрапортовал он Гитлеру.
То же самое сделал Какель.
Гитлер поздоровался с летчиками за руку, пригласил сесть. Сразу стал расспрашивать о последних боях, о качестве самолетов, о типах и количестве русских машин. Особенно интересовался боями у Ржева.
Голос Гитлера мягкий и на редкость спокойный. Очень спокойный. Попросил Беренброка и Какеля рассказать поподробнее о сбитых ими самолетах русских. Справился о личных желаниях летчиков…
Беседа продолжалась ровно двадцать минут, когда прозвучал колокол. Это сигнал приглашения к ужину. Гитлер пригласил летчиков поужинать с ним.
Прошли в столовую. У входа два солдата СС взяли их фуражки и ремни…
За столом сидели двенадцать человек — все, кроме Гитлера, были одеты в белые кители. Несколько офицеров армии, авиации и СС, майор фон Билов, обер-группенфюрер СС Шауб, генерал Йодль.

Досье
Йодль Альфред (1890-1946) — генерал-майор, начальник оперативного отдела Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии (ОКВ). Сын военного, студент, лейтенант 4-го Баварского полка полевой артиллерии в 1910-1912 годах, участник Первой мировой войны на Западном и Восточном фронтах, ранен. В 1920 году — учеба, в 1935-м — управление сухопутных войск, в 1938-м — начальник оперативного отдела ОКВ, командир горнострелковой дивизии, в 1939 году — вновь начальник оперотдела ОКВ, и так до конца Второй мировой войны.
Думающий, решительный, энергичный, с хорошей физической подготовкой, прирожденный лидер. Участник разработки и планирования многих крупномасштабных военных операций. После неудач на Восточном фронте за попытку защитить генерала Гальдера и фельдмаршала Листа попал в немилость Гитлера и должен был быть заменен генералом Паулюсом. Последний потерпел поражение под Сталинградом, и Йодль остался на месте.
Был ранен при покушении на Гитлера в ставке «Вольфшанце» и оставался с фюрером до конца войны. 7 мая 1945 года Йодль поставил свою подпись под документом о капитуляции Германии перед западными союзниками в Реймсе.
На Нюрнбергском процессе держался мужественно, утверждая, что солдат не может нести ответственность за политиков, он-де лишь честно выполнял свой долг, подчиняясь фюреру. Трибунал приговорил Йодля к смертной казни, и 16 октября 1946 года он был повешен. Перед смертью написал:
«Он (Гитлер) похоронил себя под руинами рейха и своих надежд. Пусть тот, кто хочет, проклинает его за это, я же не могу».

На ужин была подана холодная закуска, а также пиво. На десерт — яблоки, груши и апельсины. Во время еды почти не разговаривали. После ужина Гитлер пригласил летчиков на просмотр последнего киножурнала. Кинозал находился в том же здании, рядом со столовой.
На просмотре присутствовали две пожилые дамы. «По всей вероятности, машинистки-стенографистки, — подумал Франц Беренброк, — могли бы найти и помоложе для фюрера…»
Просмотр закончился, Гитлер попрощался с летчиками и ушел. А генерал-полковник Йодль пригласил их в столовую выпить по бокалу шампанского.
Вскоре Беренброк и Какель покинули бункер фюрера, а два солдата СС проводили их до проходного поста. После сдачи пропусков к бункеру Гитлера получили пропуска первой зоны, сели в авто и проехали до первой проходной. Затем сдали пропуска первой зоны и уехали ночевать в поезд Галланда, где их ждал с поздравлениями полковник Лютцов.
В семь утра, одетый в новое обмундирование с иголочки, с орденом Дубовой ветви к Рыцарскому кресту Железного креста лейтенант Франц Беренброк первым же транспортным самолетом вылетел на Берлин. В отпуск…

Глава 6

Уже в 41-м, начав блицкриг на Востоке, Гитлер, для оперативного управления войсками, дал указание строить для себя новое «Вольфшанце». Поначалу хотели строить ставку неподалеку от города Лубны, близ Полтавы…
Сохранился документ тайной полиции:
«Квартира. 23 декабря 1941 года. Согласно приказу нашему учреждению следует охранять с 22 ноября 1941 года постройку сооружения «Эйхенгайн» («Дубовый чай». — А.Я.) в восточной части леса, расположенного к северу от города Лубны (на Полтавщине. — А.Я.). В охранную зону входят следующие пункты: Вильшанка, Мгар, Лука, Жицы. Арестованные 13 человек переданы полевой полиции 721, которая их расстреляла. Из-за транспортных затруднений сооружение НЕ НАЧАЛИ СТРОИТЬ. Место строительства перевели в более удобно расположенную ВИННИЦУ. 19.12.41 перебазировались туда».
Выбор Винницы был не случаен. Поражение немецких войск под Москвой и близость партизан заставили сменить координаты объекта, перенести его подальше от горячего дыхания фронта. Немцы выбрали, как им казалось, тихое провинциальное местечко, настолько далекое, что сюда не доберутся бомбардировщики.
Вот как начиналось строительство новой ставки Гитлера в Виннице. К названию «Убежище волка», что в Растенбурге, для винницкого убежища следовало бы добавить ещё слово «кровавый». То было «Кровавое Вольфшанце». Бетон бункеров Адольфа-волка был хорошо замешан на еврейской крови.
Вот документ, родившийся уже на следующий день после перебазирования из Лубен, где «из-за необычайных транспортных затруднений сооружение НЕ НАЧАЛИ СТРОИТЬ», но уже успели арестовать и расстрелять тринадцать человек.
С немецкой педантичностью в нем зафиксированы действия оккупантов при сооружении винницкого «Вольфшанце» — «Эйхенгайн»:
«Организация 1 отд. Особое строительство «Эйхенгайн». Тайная полевая полиция. Допрос бургомистра Гайкуна Владимира, уроженца Стрижевки, относительно политического настроения (фамилия бургомистра и некоторых других местных жителей во избежание какого-либо преследования или отрицательного отношения окружающих к их детям и внукам по гуманным соображениям изменены. — А.Я.).
24.12.41 криминальный советник Шмидт в присутствии криминального обер-секретаря Даннера произвел подробный допрос бургомистра Гайкуна. Переводил Царицкий (фамилия подлинная. — А.Я.).
«Стрижевка и Слободка, расположенные в девяти километрах от Винницы, насчитывают 2832 жителя в 730 дворах.
В Стрижевке проживают ещё до сего времени 221 еврей, 70 семейств, выселенных в гетто на краю села. По показанию бургомистра, РАБОТА ЕВРЕЕВ МАЛО ПРОДУКТИВНА… Как ВСЕ ЕВРЕИ они являются ПРИВЕРЖЕНЦАМИ КОММУНИСТИЧЕСКОГО РЕЖИМА и представляют собой для безопасности немецкой армии угрозу, которую не следует недооценивать. Можно предполагать, что они при случае вступят в сношение с партизанами, будут передавать им сведения и т.д. Удаление их из охраняемого района представляется безусловно необходимым. В этом направлении в ближайшее время будут приняты соответствующие меры…»
И «соответствующие меры» были приняты незамедлительно: семьдесят еврейских семей расстреляли.
Известен и другой факт, когда в команде «Арбайтдинс» № 9/319 под командованием обер-фельдмейстера Мюленса в августе 1941 года ночью была объявлена тревога. Команду погрузили на машину и привезли в некий лесочек, немного не доезжая аэродрома Старый Борисов. Здесь были расстреляны мужчины, женщины, дети — 7000 евреев. Их заставили копать себе ямы, раздеться, а затем расстреливали. Это продолжалось пять суток подряд…

Хроника

1933 год
1 апреля Гитлер объявил общегерманский бойкот магазинов и предприятий, принадлежавших евреям. Началось изгнание евреев из университетов.
7 апреля введен в действие антисемитский «арийский закон» («Закон о государственной службе»). Гитлер выступил с заявлением, что он намерен «уничтожить христианство в Германии самым коренным образом» и изгнать евреев.
30 мая Лига Наций выступила с осуждением гонений на евреев в Германии. Как бы в ответ на это принимаются гитлеровские законы о гражданстве и расе, а официальная нацистская газета «Фелькишер беобахтер» начала разнузданную антисемитскую кампанию.

1938 год
28 октября началась массовая депортация польских евреев за пределы рейха…
9 ноября нацисты провели так называемую «хрустальную ночь» — всегерманский еврейский погром.
12 ноября на германских евреев была наложена контрибуция в размере 1 млрд марок.
15 ноября из германских школ изгнаны ученики еврейской национальности.
23 ноября нацистское правительство Данцига приняло целый ряд дискриминационных законов в отношении евреев.
3 декабря принят указ о принудительной передаче предприятий и магазинов, принадлежавших евреям, в собственность арийцам.
19 декабря всех евреев Данцига обязали покинуть город до 1 апреля 1939 года. Гитлер потребовал возвратить Данциг рейху.

1939 год
24 января Геринг поручает Гейдриху, руководителю тайной полиции (Зипо) и СД, подготовить полную программу депортации евреев из Германии.
4 июля ещё раз объявлено всем о том, что евреям категорически запрещено занимать государственные должности.
21 июля Гитлер назначает Адольфа Эйхмана руководителем пражского управления по еврейской эмиграции.
1 сентября евреям в Германии запрещено покидать свои дома после 8 часов вечера.
23 сентября германским евреям запрещено иметь радиоприемники.
12 октября началась высылка евреев из Вены.

1940 год
12 февраля началась массовая депортация евреев из Германии…
27 апреля Гиммлер издал приказ о строительстве концлагеря Аушвиц.
22 октября депортация евреев из Саара и Эльзас-Лотарингии.

1941 год
14 мая в Париже арестованы 3600 евреев.
21 июля создан концентрационный лагерь Майданек.
31 июля Геринг отдал приказ Гейдриху разработать план депортации всех европейских евреев.
17 сентября началась всеобщая депортация евреев.
23 сентября в концентрационном лагере Аушвиц построены первые газовые камеры.
25-27 сентября массовые казни евреев в Киеве (Бабий Яр — убито от 50 до 70 тысяч человек).

1942 год
20 апреля евреям запрещено пользоваться общественным транспортом.
29 октября акция массового уничтожения 16 тысяч евреев в Пинске.

В конце августа 1941 года, по истечении одного месяца после оккупации немцами Винницы, в лесу близ села Коло-Михайливка начала работу специальная группа немецких военных специалистов. После предварительного осмотра леса и окружающей местности этой группой произведены съемочные и планировочные работы. Намечены строительные площадки. В сентябре для охраны леса прибыл специальный отряд. Лес объявлен запретной зоной. В сентябре-октябре на строительство пригнали большое количество советских военнопленных. Число их все время увеличивалось. Всего за время строительства было занято более 10 тысяч человек. Размещались они в скотных дворах колхозов двух сел — Коло-Михайливка и Стрижевка — под наблюдением гестапо. Местным жителям было категорически запрещено подходить к лагерю военнопленных. За вступление в разговор и передачи — расстрел на месте.
Все земляные и другие тяжелые работы на подземных и наземных сооружениях производились военнопленными. Работали по семнадцать-восемнадцать часов в сутки. Голод, болезни.
Справка: За время строительства погибло 2000 человек. Их сбрасывали ежедневно в силосные ямы. В апреле 1942 года, по окончании работ, военнопленные были увезены.
Военнопленные, как и евреи, подлежали истреблению. Разница между ними была лишь в том, что евреев уничтожали сразу, военнопленных (если они не были комиссарами) заставляли работать. От непосильного труда они умирали сами.
Нелишне в связи с этим вспомнить заявление известного гитлеровского промышленника Круппа.

Досье
Крупп фон Болен Густав (1870-1950) — немецкий промышленник и финансовый магнат, оказавший большую материальную поддержку нацистскому движению. Юрист, дипломат, работал в германских миссиях в Вашингтоне, Пекине, Ватикане. С мая 1933 года президент «фонда Адольфа Гитлера». На предприятиях Круппа производились танки, артиллерия, другое военное снаряжение. В качестве дешевой рабочей силы широко использовался труд военнопленных и других узников концлагерей.
Американский военный трибунал, судивший Круппа как военного преступника, учитывая возраст и состояние здоровья, освободил его от уголовной ответственности.

Крупп говорил, что «каждый нацист является сторонником ликвидации евреев, иностранных саботажников, немцев — противников нацизма, цыган»… Ему же принадлежит и такое понятие, как «уничтожение работой», что получило личное одобрение Гитлера.
«При правильной постановке дела, — говорил Крупп, — из каждого заключенного можно за несколько месяцев выжать работу десятка лет, а уж потом покончить с ним». Следуя доктрине «уничтожения работой», с оккупированных территорий Советского Союза одних только гражданских лиц было вывезено в Германию более пяти миллионов…
Учитывая особую важность и конспиративность строительства объекта «Вервольф» — «Эйхенгайн», немцы не рискнули использовать рабочую силу из числа евреев. Их попросту отстреляли. Что касается военнопленных и отчасти местных жителей, то они подлежали «уничтожению работой».
В сооружении «Вервольфа» участвовало пять немецких строительных фирм: Галаса, Кока, Вашкун, Зондерштейна и Неймана.
Фирма подрядчика Галаса, поляка по национальности, занималась заготовкой строительного камня, строительством шоссейных дорог, мостов. Работало в ней до четырехсот вольнонаемных рабочих — немцев и поляков. Из числа местных жителей фирма нанимала лишь высококвалифицированных каменщиков и плотников, работавших на постройке моста через Буг и в селе Стрижевка. Платили им от двух до пяти марок в день.
Фирма Кока формировалась главным образом из немецких рабочих и называлась строительным батальоном «ОТ». В ней было до тысячи человек. Занимались строительством водопровода, канализацией, проводкой подземных и воздушных электрических и телефонных кабелей. А также пилили лес, для чего в качестве чернорабочих привлекались местные жители.
Фирма Вашкун — это плотники и маляры. Пятьсот немецких и польских рабочих. На заготовке леса использовались местные жители.
Фирма Зондерштейна — также плотники и маляры из немцев и поляков.
И, наконец, фирма Неймана: состояла исключительно из немецких рабочих различных специальностей высокой квалификации.
Жили немецкие и польские строители в отдельных домах в селах Коло-Михайливка и Стрижевка. Они носили на рукавах специальные отличительные знаки, чтобы охрана не перепутала их с местными жителями.
Что касается жителей Коло-Михайливки (сейчас здесь почти в том же месте, где когда-то была ставка Гитлера «Вервольф», в лесу раскинулся туристический лагерь «Ласточка»), Стрижевки и Бондарей, то ещё в ноябре-декабре 1941 года была проведена их мобилизация для работы на строительстве ставки Гитлера под Винницей. Мобилизация проводилась с помощью старост. Жители собирались около комендатур, где старосты проверяли их по спискам. После этого они получали номера-пропуска и группами в пятнадцать-тридцать человек под охраной гестапо уводились в лес на специально отведенные строительные площадки.
Они выполняли всю черновую работу — подготавливали материал, подносили, копали землю, убирали лес от строительного мусора опять же под присмотром охраны или старших рабочих из немцев и поляков.
Работали местные с семи-восьми утра до восемнадцати-двадцати вечера. Отлучаться с работы не разрешалось. После работы — в комендатуру, где отбирали номера-пропуска. За утерю — расстрел.
Местным жителям платили восемьдесят копеек советских денег за десятичасовой рабочий день, двести граммов хлеба и пол-литра баланды.
Гестапо с первого дня пребывания в Виннице ввело перепись и строжайший учет местного населения. Каждая живая душа, будь то взрослый или ребенок, считалась источником возможной утечки информации о строительстве «Вервольфа». На каждого жителя была заведена спецанкета с подробными биографическими данными. Каждый житель в возрасте с четырнадцати лет постоянно имел при себе пропуск на немецком языке. Без него нельзя было выходить из хаты даже во двор. При задержании без пропуска полагалось 25 ударов резиновой палкой и двое-трое суток ареста. За повторную провинность — месяц тюрьмы. За утерю или передачу пропуска другому лицу — расстрел.
Все дома в населенных пунктах, находящихся в районе строительства ставки Гитлера, были пронумерованы. Над входом — список жильцов. Под угрозой смерти категорически запрещалось принимать на ночлег даже близких родственников из этой же деревни. Летом разрешалось находиться на улице с шести утра до девяти вечера, зимой — с семи утра до семи вечера. Свет зажигали лишь при хорошей маскировке окон. Без света окна на ночь не должны быть зашторены.
Для работы в поле — спецпропуска. В другие населенные пункты ходить запрещалось. На отлучку надо было заполучить справку-разрешение гестапо. Практиковались частые повальные обыски.
…В апреле 1942 года работы в основном были закончены. К этому времени на строительстве «Вервольфа» работало 4086 строителей, в том числе 991 гражданин Германии, 1425 иностранцев, приблизительно 500 немецких солдат и 1100 военнопленных.
После установки зенитных батарей провели их пристрелку. Два раза обстреливали конус, который тащил за собой на тросе немецкий самолет.
С наступлением весны, когда растаял снег, ускоренными темпами была проведена очистка и уборка леса, для чего привлекались местные жители. Но им запрещалось даже смотреть в сторону центральной зоны. Запрещалось сеять злаковые вокруг зоны. В порядке исключения разрешалось сажать картошку.
Приводились в порядок аллеи, дорожки. Маскировались зенитные установки, полевые орудия и пулеметы. С внешней стороны орудие имело вид стоящей лошади с возом или сельскохозяйственной машины. Маскировались здания…

Глава 7

А тем временем, не ожидая открытия своего нового «логова», фюрер прибыл в Винницу. Ставка Гитлера была временно размещена в… психбольнице!
Более полутора тысяч больных были умерщвлены.
И этот шаг Гитлера был в порядке вещей. Еще 1 сентября 1937 года он подписал указ об ускорении эвтаназии, то есть о насильственной смерти, душевнобольных. Впрочем, и сам Гитлер зачастую мало чем отличался от душевнобольных, припадочно нервный истерик, часто впадал в депрессивное состояние…
Вместе с Гитлером на территории психбольницы с этого дня стали проживать Гиммлер, Риббентроп, Розенберг и другие. Здесь же разместился и штаб верховного командования германских сухопутных войск во главе с Кейтелем.
В отличие от других, Геринг разместился по соседству — в Черепашинецком лесу.
По сравнению с замкнутостью Гитлера пребывание Геринга в Виннице, наоборот, было вызывающе показным. Он ездил по улицам в открытом автомобиле и даже посетил местный театр, посмотрев одно действие спектакля. Более того, как истинный театрал и поклонник искусства, Геринг пришел за кулисы и побеседовал с актерами. Обещал позаботиться о выдаче им необходимых материалов на туалеты и продуктового пайка.
Свое обещание Геринг сдержал…
Следом за штабом верховного командования германских сухопутных войск в бывшую областную больницу передислоцировались и отдел «Иностранные армии «Востока», и разведуправление генштаба во главе с Геленом, и другие. В Виннице и прилегающих районах разместились разведывательные и контрразведывательные службы Германии — «штаб Валли-1», «Зондерштаб Россия».
Еще в конце 1941 — начале 1942 года для обеспечения безопасности ставки в Винницу из Берлина прибыла большая оперативная группа во главе с Раттенхубером, начальником охраны, подчиняющимся только фюреру.
Что касается прибывшей берлинской группы СД, то она выполняла особую роль по розыску, арестам и физическому уничтожению советских патриотов. Одну из групп, охранявших территорию, непосредственно прилегающую к ставке, возглавлял криминал-оберсекретарь Даннер.
…Строительство «Вервольфа» шло ускоренными темпами. Назначение объекта скрывалось. Распускались слухи, что строятся санатории и дома отдыха для воюющих на Восточном фронте немецких солдат и офицеров. Даже вывеску в лесу повесили — «Санаторий». Некоторые железобетонные убежища назывались «холодильниками».
В центральной зоне, где располагалась штаб-квартира Гитлера, строили только немцы. Местному населению запрещалось говорить о строительстве даже между собой, а тем более разговаривать с солдатами. С мая по сентябрь 1942 года местные жители вообще не мобилизовывались ни на какие работы.
На постройки набрасывались металлические сетки с зеленой маскировочной отделкой.
У зданий, а также на плоских крышах убежищ насыпалась земля, высаживались деревья, кусты…
В конце апреля 1942 года первая очередь «Вервольфа» была закончена.
Итак, в двадцати километрах севернее города Винницы, в сосновом лесу протяженностью два с половиной километра, близ Коло-Михайливки, в трехстах метрах справа от шоссе Винница — Житомир, выросла новая ставка Гитлера.
Лес был разбит параллельными просеками на тринадцать, примерно одинаковых, полос.
От железной дороги Винница-Житомир, в четырехстах метрах южнее Коло-Михайливки, немцы проложили асфальтированную дорогу. В начале этой дороги установили контрольную будку с часовыми, возле неё — здание комендатуры.
На северной опушке выросла электростанция. В первой полосе леса, у шоссе, находились кухня и столовая для солдат.
Во второй полосе — баня и душ. Здесь же — четыре жилых дома, несколько продовольственных складов.
В третьей — шесть жилых домов и несколько складов.
В четвертой — две столовые, штаб коменданта ставки, канцелярия, бомбоубежище, баня и девять жилых домов.
В пятой — пять жилых домов, канцелярия, бюро пропусков и главный вход в центральную зону.
В шестой, вне центральной зоны, рядом с просекой находилась церковь.
Центральная зона захватывала шестую, а также седьмую и восьмую полосы леса и была огорожена проволочной сеткой высотой в два с половиной метра, а выше этой сетки — два ряда колючей проволоки.
В ограде центральной зоны, в местах подхода асфальтированной дороги, были поставлены закрывающиеся ворота, с усиленным нарядом. Кругом посты, наблюдательные точки, укрытия.
На территории центральной зоны размещались гестапо, телефонная станция, спортзал с душем, столовая для офицеров и, отдельно, столовая для генералов, бассейн для купания с раздевалкой, двенадцать жилых домов для генералов и других высших офицеров ставки и два бомбоубежища.
Немецкий писатель Петер Хоффман в своей книге «Безопасность диктатора» приводит план-схему центральной зоны «Вервольф» под Винницей, где под соответствующими номерами размещались следующие сооружения:

1. Плавательный бассейн
2. Недооборудованный кинотеатр
3. Помещение Мартина Бормана
4. Помещение стенографисток
5. Помещение Гитлера с бомбоубежищем
6. Казино
7. Чайная
8. Помещение персональных адъютантов
9. Помещение генералов
10. Старый отель, секретариат
11. Слуги, ординарцы
12. Помещение прессы
13. Помещение нового отеля
14. Узел связи
15. Сауна, парикмахерская
16. Головной бункер
17. Адъютанты
18. Верховное командование вооруженных сил Германии (вермахт)
19. Командующий сухопутными войсками
20. Служба безопасности

Часть поля, прилегавшего к центральной зоне с южной стороны леса, была огорожена рвом с пятью рядами спирали из колючей проволоки и противопехотным проволочным забором.
Далее шла седьмая полоса леса, не входившая в центральную зону. Там находились ещё одна столовая, жилой дом и склад.
В восьмой полосе — канцелярия и два жилых дома.
В девятой — ещё четыре жилых дома.
В десятой и одиннадцатой — по три жилых дома.
В двенадцатой — пять жилых домов и склад.
В тринадцатой — два жилых дома.
Электростанция главной квартиры, мощностью 40 киловатт, расположена на северной опушке леса у границы центральной зоны. От Винницкой электростанции главные квартиры Гитлера и Геринга потребляли электроэнергию мощностью до 60 киловатт при высоком напряжении в 6300 вольт и токе 6 ампер.
Электростанция ставки давала энергии не меньше, чем Винницкая. Предусматривалось, что, в случае выхода из строя городской электростанции, автономная электростанция могла обеспечить питанием все службы главных квартир Гитлера и Геринга.
Электропроводка к зданиям была воздушная, плетеным кабелем с сечением пять и семь квадратных сантиметров. К помещениям проводилась уже бронированным медным подземным кабелем.
В бомбоубежище Гитлера электропитание подводилось четырехпроводным многожильным бронированным медным подземным кабелем сечением десять (!) квадратных сантиметров. В других бомбоубежищах кабели были заложены в трубы, в железобетон — трехпроводные, одножильные, алюминиевые, бронированные с сечением вполовину меньшим.
Все детали телефонной связи и электрооборудование, моторы, дизели — только с маркой «АФГ». ставка Гитлера имела телефонную связь с Берлином, Винницей, ставкой Геринга, аэродромом в Калиновке.

Глава 8

Наступил день, когда последовала команда фюрера: покинуть Растенбург, перебазироваться в Винницу. Это было 1 мая 1942 года…
Первым по тревоге, как и положено, снялся 1-й взвод 1-й роты. Командир взвода лейтенант Тормейер отдал команду: взять каждому свое вооружение, снаряжение и двинуться в путь немедленно…
16 мая выехала 1-я рота. Охрана ставки в Растенбурге была передана с немецкой пунктуальностью согласно приказу — ровно в двенадцать ноль-ноль 15 мая 2-й роте. Ни офицерам, ни тем более солдатам, куда они едут, сказано не было. «В Россию» — и все. Может быть, даже и на фронт. Гитлер любил неожиданно бросать своих любимцев в самое пекло. Проветриться. Чтобы не засиделись.
Из Растенбурга двинулись своим ходом. На автомобилях.
Для обслуживания ставки существовала так называемая «серая колонна», состоявшая из разных машин. В том числе и 25 восьмиместных авто фирмы «Мерседес». Все машины были серого цвета — отсюда и название колонны. Номеров практически не было видно. Они были закрыты. Виден был лишь тактический знак — «Голова пасхального зайчика» (так в документах).
Адольф любил почему-то эмблему зайчика, как и форму СС, в которую были одеты шоферы машин с «зайчиками». Отличительный знак — на правом рукаве черная повязка с серебряными буквами «Адольф Гитлер».
…Итак, «серая колонна», покинув Растенбург, двинулась по маршруту Алленштейн-Варшава-Львов-Тернополь… Путь продолжался пять суток. По дороге ночевали трижды — в Варшаве, Львове и Тернополе.
«Серая колонна» на этом марше состояла из 63 машин в сопровождении обоза из 12 грузовых автомобилей. Машины шли, строго соблюдая дистанцию в тридцать пять — пятьдесят метров…
1-я рота разместилась поначалу в двенадцати километрах от города в бараках. Всего в Винницу выехало пять рот. После 1-й прибыла 3-я, затем — 4-я, за ней — Гитлер со штабом, потом — 2-я рота. 5-я рота прибыла поездом…
Помимо «серой колонны», было ещё много различных подразделений обслуживания ставки.
Вот что рассказывал военнопленный Генер Вернер из Бремена, бывший унтер-офицер 11-й роты фузелерного полка дивизии «Великая Германия», награжденный «крестом за военные заслуги» второго класса и значком «за ранение», служивший писарем в штате коменданта ставки и в личной охране Гитлера с января по сентябрь 1942 года:
«Я приехал в ставку «Вольфшанце» близ Растенбурга (Восточная Пруссия) в январе 1942 года, а в июне того же года ставка целиком переехала в район недалеко от Винницы. Перебазировались батальон сопровождения фюрера, его личная охрана из тридцати эсэсовцев, два личных самолета Гитлера — четырехмоторные «Кондоры» и эскадрилья связи фюрера…»
В числе тех, кто прибыл 16 мая с Гитлером в новое «Вольфшанце» и поселился в первой зоне, были (звания как написаны в документах): фельдмаршал Кейтель, генерал Шмунд,
Геринг, группенфюрер Борман, обер-группенфюрер Шауб, гауптштурмфюрер Шульце, профессор, доктор Морелль, профессор, доктор Бранд (оба личные врачи Гитлера), начальник отдела печати доктор Дитрих, секретари Гитлера — Вольф, Герман, Юнге, начальник имперской партийной канцелярии рейха рейхсляйтер Борман, начальник связи капитан Вольф, подполковник Гасель Борн, гауптман Путткамер, подполковник Билов, подполковник Энгель, адмирал Дениц, генерал-майор Галланд, штурмбанфюрер Юнге (муж секретаря Гитлера фрау Юнге), фотограф Гофман с сыном, тайный советник Гегель (служба безопасности), обер-ефрейтор Ратенгубер (служба безопасности), командир батальона капитан фон Вернер, адъютант гауптмана Вернера лейтенант Янзен, комендант ставки подполковник Штреве, обер-лейтенант Зельте, гауптштурмфюрер Фатер, повар Крюмель, повар Ферстер, ротенфюрер Шмидт (столовая), зав. столовой № 2 фельдфебель Шнейдер, начальник ординарцев столовой № 2, унтер-офицер Уферман, обер-ефрейторы Шмидт Гюнтер, Шмидт, Вали Вальтер, ефрейтор Костоц Ганс, унтер-офицер Заламан (повар), ординарец из отдела печати старший ефрейтор Борман, ординарец бани Шульц Горст, ординарец бункера № 8 Шульц Гельмут, ординарец бани Мюддер и другие.
При фюрере был и его адъютант генерал-майор Шмунд, который одновременно являлся шефом трех адъютантов различных родов войск — майора Энгля (сухопутные войска), капитана фон Путткамера (военно-морской флот) и подполковника фон Билова (военно-воздушные силы).
Как тень следовал за Гитлером его врач — профессор доктор Теодор Морелль, в прошлом отличный специалист по венерическим заболеваниям.

Досье
Морелль Теодор (1890-1948) — личный врач Гитлера. Получил медицинское образование, работал корабельным врачом; перебравшись в Берлин, практиковался по кожным и венерическим заболеваниям. Считал себя учеником лауреата Нобелевской премии биолога И. Мечникова, утверждая, что последний якобы передал ему секреты борьбы с инфекционными заболеваниями.
В 1935 году Морелль был представлен Гитлеру придворным нацистским фотографом Гофманом, которого он вылечил от тяжелого заболевания. Морелль обследовал Гитлера и поставил тому точный диагноз: истощение кишечно-желудочного тракта, вызванное переутомлением нервной системы. И вылечил Гитлера. Этого не смог сделать никто.
Став личным врачом Гитлера, Морелль не раз излечивал его и от других болезней, что послужило основанием для их большой дружбы в течение 9 лет. Болезни Гитлера прогрессировали — Морелль увеличивал дозы уколов с биологическими компонентами. И увеличивал свое баснословное состояние, выстроив фабрики по производству лекарств.
Но и количество врагов Морелля тоже увеличивалось: всесильный преемник фюрера Геринг, любовница фюрера Ева Браун и многие другие высокопоставленные лица. В окружении Гитлера считали, что Морелль медленно травит фюрера инъекциями опасных лекарств.
После того как у фюрера появились симптомы, сходные с болезнью Паркинсона и в июле 1944 года на Гитлера было совершено очередное покушение, последний отстранил Морелля и стал лечиться у Брандта и Людвига Штумпфеггера.
В мае 1948 года Морелль умер в Тенгезее.

Все время в ставке работал генерал-фельдмаршал Кейтель, ближайший помощник Гитлера по координации руководства всеми военными операциями.
Часто бывали в ставке Геринг и Гиммлер, для которых имелись специальные блиндажи. Был также выстроен отдельный блиндаж для руководящих партийных работников — краевых и областных, которые приезжали в ставку на совещания.
В «круге заграждения» находился также штаб по изданию различных уставов, наставлений и приказов по армии, которым руководил полковник фон Баяне, и штаб коменданта личной охраны Гитлера подполковника Штреве и его заместителя капитана Баума.
…А в ставку в Виннице все прибывали из Растенбурга остававшиеся там временно: штабс-врач Вяльпер, штабс-врач доктор Хаге, старший врач Приске, врач-ассистент Штютулер, зубной врач доктор Вагнер, обер-фельдфебель из санвзвода Гюнтер, унтер-офицер из колонны по снабжению Фридерик, обер-ефрейтор Вагнер Вилли, военный инспектор Боде, инспектор по вооружению Баттерман, инспектор по вооружению Майнерт.
Жизнь в новом «Вольфшанце» — «Вервольф» входила в привычный ритм, как это было в Растенбурге. Немецкая педантичность была видна во всем. Даже номера бараков в Виннице соответствовали номерам бараков в ставке в Растенбурге.
Ежедневно по маршруту Винница — Берлин и обратно стал курсировать поезд Гитлера. А также ежедневно прибывал курьерский поезд, доставлявший в ставку посетителей, почту.
Итак, впервые фюрер прибыл в «Вервольф» 16 мая 1942 года, чтобы быть ближе к своим войскам. Чуть больше месяца спустя, а точнее, 28 июня немецкие войска начали большое летнее наступление на Сталинград и Кавказ. (Эта операция в планах немецкого командования сначала получила название «Блау», затем её стали называть «Брауншвейг».)
Здесь, в ставке под Винницей, Гитлер подписал важную директиву о дальнейшем наступлении на Восточном фронте. Директива № 44 от 21 июля 1942 года ориентировала войска, которые воевали на Крайнем Севере, на мурманском направлении в районе Кандалакши. Этим ударом немцы хотели перерезать поставки советским войскам, которые приходили от союзников через Баренцево море.
23 июля Гитлер подписал ещё одну важную директиву, № 45 — об овладении Черноморским побережьем Кавказа, Сталинградом и о дальнейшем наступлении на Баку. Правда, это решение вызвало резкую критику больших генералов. В день подписания директивы генерал-полковник Франц Гальдер, начальник генерального штаба сухопутных войск, записал в своем дневнике:
«Всегда наблюдавшаяся недооценка возможностей противника принимает постепенно гротескные формы и становится опасной. Все это выше человеческих сил. О серьезной работе теперь не может быть и речи. Болезненная реакция на различные случайные впечатления и нежелание правильно оценить работу руководящего аппарата — вот что характерно для теперешнего так называемого руководства».
И хотя в тех боях вермахту удалось выйти к горам Кавказа и к Волге, все-таки у немцев не нашлось сил для развития наступления. Поэтому 9 сентября фюрер сместил с поста командующего группой армий «А» генерал-фельдмаршала Вильгельма Листа и тут же взял командование этой группой в свои руки (до этого он был главнокомандующим всеми вооруженными силами и командующим сухопутными войсками Германии). Решение командовать армиями перед большим наступлением ещё больше усложнило положение на фронте. Уже к средине октября стратегическое наступление немцев на южном крыле советско-немецкого фронта провалилось.
Красной армии эта «победа» стоила тоже величайших жертв. На огромном пространстве от Воронежа до Черного моря было потеряно 1,6 млн. человек, в том числе около 900 тыс. убитыми, умершими от ран, пленными и пропавшими без вести.
Не меньшие потери были и у немецкой стороны.
14 октября Гитлер подписал оперативный приказ № 1, который предусматривал переход на Восточном фронте к стратегической обороне, а 31 октября вернулся в «Вольфшанце».
Второй раз фюрер прибыл в «Вервольф» 19 февраля и оставался в ставке до 13 марта 1943 года. Перед этим, 17-18 февраля, он провел большой смотр войск, которые к этому времени прорвались уже до Днепропетровска, а также смогли отбить Харьков у Красной армии.

Глава 9

…День был жаркий. Да и все лето 42-го выдалось жарким. Гитлер очень страдал от жары. Обычно он вставал в девять-девять тридцать утра, завтракал в своем бункере в присутствии двух лакеев.
В бункере он работал, отдыхал, спал. Лишь иногда посещал картографический отдел или помещение для гостей.
Завтрак длился не более десяти минут, после чего начиналась прогулка. Утренняя прогулка была каждый день, в любую погоду. После неё фюрер приступал к работе. Работал до двенадцати-двенадцати тридцати.
С двенадцати до часу дня снова совершал прогулку около своего бункера в сопровождении офицера СС и двух собак.
Во время его прогулки охрана должна была повернуться спиной к фюреру и не смотреть на него. Таким образом, создавалась видимость, что Гитлер гуляет и ему никто не мешает думать. Не имеет права мешать. Лишь офицер СС идет кошачьим легким шагом, почти на цыпочках, за ним да вымуштрованные овчарки…
После прогулки, в час дня — обед. Обедал Гитлер всегда в казино с пятью офицерами своей личной охраны из батальона сопровождения или зенитного дивизиона, которые ежедневно менялись (так в документах).
Обед длился сорок пять минут. После обеда в жаркую погоду Гитлер отдыхал в своей комнате. Большей же частью и после обеда он предпочитал прогуливаться в сопровождении двух своих любимых собак.
Во время послеобеденной прогулки его охраняли три эсэсовца, которые следовали за ним на расстоянии десяти-пятнадцати шагов. Один сзади и двое по сторонам. Если к этому времени приезжал Геринг или кто-то из министров — прогуливался с ними.
Гитлер был бледен. Сказывалось длительное пребывание в помещениях. Ходил сгорбившись. Прогуливался заложив руки за спину и глядя под ноги. Почти постоянно был одет в черные брюки и серый пиджак полувоенного покроя с золочеными пуговицами, железным крестом и двумя значками — за ранение и золотым партийным.
После прогулки снова работал до семи часов вечера. Затем ужинал, обычно с теми же пятью офицерами, с которыми и обедал.
Ужин длился час, до восьми часов вечера.
Ел Гитлер в основном овощные, молочные и рыбные блюда. Пил минеральную воду «Фахино». Последнее время принимал пищу, приготовленную только его сестрой, которая сопровождала его всюду, даже на фронт. В районе ставки немецкая садоводческая фирма «Зайденшпинер» и организация «Тодт» создали большое огородное хозяйство, поскольку Гитлер был вегетарианцем и овощи составляли основу его рациона. Начальник кухни гауптшурмфюрер Фатер сам ездил в хозяйство и брал там необходимые овощи.
Ежегодно в Мюнхене, в пивной, где была образована национал-социалистическая партия, происходили встречи старых её членов. По традиции пили пиво. Гитлер тоже приезжал сюда, поднимал бокал, но не пил.
Справка: Национал-социалистическая рабочая партия Германии (НСДАП) создана Гитлером в 1920 году и правила в Германии вплоть до разгрома в 1945 году Третьего рейха.
В 1918 году обществом Туле был организован политический рабочий кружок для оказания влияния на рабочих и восстановления Немецкой рабочей партии (ДАП). 12 сентября 1919 года в качестве осведомителя на собрание рабочих был направлен Адольф Гитлер. Ему понравились лозунги партии. С отчетом Гитлера об этом собрании ознакомился капитан Эрнст Рем, политический советник, который и поручил будущему фюреру вступить в ДАП и взять на себя руководство ею.
Свой первый доклад перед 111 слушателями Гитлер сделал 16 октября 1919 года, где изложил свое видение «Великой Германии», объявив марксистов и евреев её «врагами», повинными в нищете немцев. В последующих выступлениях Гитлер требовал вернуть утраченные Германией земли и присоединить новые.
20 февраля 1920 года Немецкая рабочая партия была переименована в Национал-социалистическую рабочую партию Германии. Первое её собрание состоялось 24 февраля в мюнхенском пивном зале, где Гитлер представил партийную программу, состоящую из 25 пунктов.
В ней, в частности и прежде всего, говорилось об объединении всех немцев в границах Великой Германии, а также об отказе от Версальского договора, о требовании дополнительных территорий для расселения немцев, предоставлении гражданства по расовому признаку (евреи не могут быть гражданами Германии), первейшей обязанности государства — обеспечении условий существования немцев, об обязательном труде каждого, о конфискации незаконных прибылей и участии в их распределении рабочих и служащих, национализации крупных предприятий и поддержке мелких производителей, об обеспечении пенсий по старости, о реформе землевладения, введении смертной казни за спекуляцию, реорганизации образования, поддержке материнства и поощрении молодежи, введении всеобщей воинской повинности, запрещении работы в средствах массовой информации не немцев, свободе вероисповедания (кроме «еврейского материализма»), сильной центральной власти, способной осуществлять законодательство.
В 1921 году НСДАП насчитывала около 3 тыс. членов, а через два года её численность увеличилась в 10 раз. Гитлер потребовал для себя пост председателя партии и получил его с записью в уставе.
После ужина в помещении для совещаний Гитлер вместе с Кейтелем, Йодлем, другими генералами и офицерами из верховного командования обсуждал положение на фронтах.
Совещание длилось два — два с половиной часа, после чего Гитлер снова работал до двенадцати — часу ночи, как правило; иногда — до двух-трех ночи. Если на фронте положение было тяжелым — работал всю ночь.
Во время неудач на фронте бывали моменты депрессии, и тогда около него постоянно дежурил врач. Были предположения, что Гитлер болен раком желудка.
Работал он очень много и главным образом ночью. Часто ложился пораньше с вечера, затем вставал в двенадцать и работал всю ночь напролет. Любил тишину. Гробовую: ни шороха, ни шелеста. Комнаты были построены так, чтобы туда не долетало ни единого звука. Обслуживающий персонал надевал специальные туфли и двигался бесшумно. Нервный и раздражительный, Гитлер не выносил шума.
Два-три раза в месяц он обязательно выезжал из ставки. Поездки были непродолжительные, двое-трое суток. Посещал Берлин, некоторые участки фронта, бывал у себя на даче в Оберзальцберге, где проживала и вела хозяйство его сестра.
Оберзальцберг — высокогорный район неподалеку от городка Берхтесгаден в юго-восточной части Баварии, где находилось поместье и шале Гитлера Бергхоф — тщательно продуманное убежище фюрера. Ранее на этом месте был дом Вахенфельда, который Гитлер приобрел на средства, вырученные от продажи «Майн кампф».
Местоположение и архитектура Бергхофа отражали пристрастие фюрера к огромным помещениям, толстым коврам и горным пейзажам за окном. Дом, который он проектировал лично, строили военнопленные. Центральное шале, окруженное казармами на 2 тыс. солдат охраны, было защищено пятью кольцами фортификационных сооружений. Бергхоф, похожий на гриб, располагался на вершине горы. В доме было 13 этажей, но лишь верхний этаж находился над землей. В нем громадная приемная с панорамным окном во всю стену. Рядом банкетный зал. В подземных этажах располагались караульные помещения, спальни, кухни, продуктовые и винные погреба.
Над домом возвышалась башенка — «Орлиное гнездо» с потайным лифтом наверх, где уединялся фюрер.
Неподалеку находились дома Геринга, Геббельса и Бормана.
Среди многочисленных гостей, посетивших Бергхоф, был и Чемберлен, государственный деятель Великобритании, премьер-министр, прилетевший из Англии в Мюнхен, а затем на автомобиле 15 сентября 1938 года приехавший прямо к подножию лестницы, ведущей в Бергхоф, где его и встретил Гитлер. Здесь они обсудили критическую ситуацию вокруг Чехословакии и проект Мюнхенского соглашения 1938 года, ставшего прологом Второй мировой войны…
Во время войны Бергхоф многократно подвергался налетам авиации союзников и частично был разрушен.
Гитлер был скромен в одежде и пище, не ел мяса, не пил и не курил, неприхотлив в быту, но очень любил цветы в своей комнате, сливочные пирожные, конфеты, собак и умных женщин, любил кино и часто развлекал друзей последними фильмами.
Деловая активность Гитлера пробуждалась поздним вечером, он отправлялся спать через силу, поскольку с трудом засыпал. После обеда он собирал близких ему людей и гостей на ночные посиделки возле камина, во время которых беседовал на различные темы. При этом он жевал мятные лепешки, пил травяные настои и подолгу говорил о собственной философии жизни, вспоминал годы борьбы и её ветеранов.

           
  Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту А. Ф. Яровой Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту А. Ф. Яровой Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту А. Ф. Яровой Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту А. Ф. Яровой