Горная болезнь

 

Д-ра Г. Ренье
Переводъ съ французскаго.
Оттискъ изъ VIII выпуска Ежегодника Р. Г. О-ва.
Типо-литографiя Т-ва И. Н. Кушнеревъ и Ко. Пименовская ул., соб. д. Москва 1912.
Горная болезнь по новейшимъ работамъ.

Не найдется ни одного альпиниста из поднимавшихся на большия высоты, который бы следом за сильной усталостью или в начале периода тренировки не испытал тяжелое состояние - горной болезни. Этот странный недуг, природа и причины которого долгое время не были известны, сделался объектом значительного числа работ, для которых физиологи воспользовались всеми средствами альпийских лабораторий. Они использовали все наблюдения, произведенных в горах, особенно на Мон-Блане, где имеется несколько обсерваторий, расположенных по склонам горы на разных высотах от 1.000 и до 4.807 метров. В продолжение последних летних сезонов я имел случай воспользоваться этими прекрасными условиями для изучения. Во время двух моих продолжительных пребываний на Мон-Блане я на самом себе мог наблюдать действие горной болезни и экспериментально установил некоторые особенности её течения. Опыты мои производились в сотрудничестве с друзьями Г. Гильмаром (Н. Guillemard) и Р. Моогом (R. Moog), которые в течение 6 лет изучали на Мон-Блане физиологическое воздествиe больших высот. Я не имею намерения ни описывать горную болезнь, ни излагать сложные и часто противоречашие друг другу теории, возникшие при её изучении. Я только хотел бы, пользуясь экспериментальными данными, отметить особенности одной еще мало известной формы этого недуга, указать какова предполагаемая его причина и какие из этих новых наблюдений можно сделать более подробные, чем раньше, терапевтические выводы. Читатель будет, вероятно, признателен, если я при этом скажу несколько слов о тех важных и благоприятных условиях для наблюдений, какими, конечно, являются обсерватории на Мон-Блане.

В Chamonix, в лаборатории Vallot мы встретили самый радушный прием. Лабораторию свою Vallot устроил в 1909 г. рядом с своей дачей, и она отвечает всем требованиям новейшей техники; здесь можно выполнять самыя трудные изыскания. Она расположена на высоте 1.000 метров и является промежуточным постом между станциями в долине и обсерваториями Мон-Блана.

Многие из читателей конечно знают гостиницу des Grands Mulets; это необходимый остановочный пункт для каждого восходящего на Мон-Блан. Но без сомнения немногие решались подниматься по довольно трудной тропинке, которая по утесу Quest ведет со скалистаго выступа на вершину Nord. Там, возвышаясь над остроконечной вершиной Glacier des Bossons, на сухой каменной площадке, рядом с развалинами старой гостиницы, находятся две досчатые хижины, в которых помещается обсерватория des Grands Mulets (3.050 м.). Одна из них на краю скалистаго утеса состоит из двух маленьких комнаток, кухни и лаборатории, другая же предназначена, главным образом, для метеорографа. С места, возвышающагося над скалами des Bossons, находящимися напротив Aiguille du Midi открывается более красивая панорама, чем та, которой любуются из гостиницы.

Я не буду описывать прекрасную обсерваторию, построенную J. Vallot на скале des Bosses (4.350 м .). Те из читателей, которые в качестве туристов останавливались в соседнем убежище, завидовали комфорту, которым, благодаря широкому гостеприимству г. Vallot, пользуются наблюдатели на этой страшной высоте.

Также популярна и обсерватория, которую г. Janssin воздвиг на вершине (4.807 м.) в 1893 г. К несчастью эта постройка, предоставленная самой себе, понемногу спускалась по склону в долину Chamonix и углублялась в слой фирна. Оказав неоспаримыя услуги науке, обсерватория была обречена на гибель, а потому ее решили разрушить и воздвигнуть новую, менее обширную, но более удобную, чем прежняя. Новое убежище было поставлено в июле 1909 г. Мы его посетили через два месяца и убедились, что в ней очень хорошо можно устроиться и успешно производить работу, не требующую слишком громоздкого материала. Хижина эта досчатая, крытая сверху медными листами, внутри обитая войлоком, поставлена прямо на снегу и свободно может быть снесена. Перегородка разделяет ее на две комнаты, из которых одна почти вся занята койками в два яруса, обильно снабженными одеялами, тогда как другая служит кухней и лабораторией. Она дает возможность астроному и физику делать нужные наблюдения, устраняя причины неточности обусловленной движением воздуха на склонах гор; физиологу и доктору следить за влиянием на организма атмосферы больших высот, туристу побывать на вершине альпийского гиганта, насладиться величественной панорамой, развертывающейся у его ног, и восхищаться ею особенно на зape и на закате солнца, когда гора бросаетъ свою гигантскую тень и представляет потрясающее зрелище, которое трудно описать.

Таков ряд станций, которые дают возможность распределять наблюдения от уровня моря и до высшей вершины центральной Европы. В этих-то особенно благоприятных условиях и были произведены работы, главные результаты которых здесь приводятся.

- - -

Внешние явления горной болезни известны. На высотах между 3.000 и 4.000 метров у субъектов, не привыкших к горовосхождению или малосильных, под влиянием чрезмерной усталости или сильного холода замечается головная боль, часто очень сильная, одышка, ускоренное биение сердца, тошнота и слабость мускулов; умственная способность ослабляется, воля понижается; при более резко выраженной форме болезни вызывается обморочное состояние. Важный признак болезни состоит в том, что все симптомы очень быстро проходят во время отдыха и упорно появляются опять, как только восхождение продолжается.

Рядом с этой обычной формой горной болезни, формой острой и быстро начинающейся, есть другая, менее известная, которая, несмотря на это, имеет свою собственную физиономию и которая стоит того, чтобы быть описанной. Эта форма замедленная, запоздалая, которую мы имели тысячу случаев наблюдать на Мон-Блане на нас самих, на туристах и на проводниках при следующих условиях: восхождение совершается без усталости и цель достигается без болезни в превосходном состоянии здоровья, и только через несколько часов, иногда через целый день, иногда еще позже появляются признаки болезни. В этом случае горная болезнь является совокупностью тех влияний, которые организм претерпе-вает в необычных условиях на больших высотах в течение продолжительного времени.

Она отличается от обыкновенной формы тем, что начинается во время отдыха, часто довольно продолжительного, тогда как острая горная болезнь уменьшается и прекращается во время отдыха. Эти явления болезненного состояния обусловливается мускульным переутомлением, тогда как первая форма недомогания обусловливается воздействием больших высот. Но это вопрос, к которому мы еще возвратимся.

Я мог подробнее изучить симптомы этой особенной разновидности горной болезни и вот наиболее важные пункты её симптоматологии. Первый симптом и здесь все еще головная боль; эта головная боль постоянна даже во время ночи (сна?), и малейшее движете увеличиваетъ ее; она особенно бываетъ сильной и тяжелой при пробуждении.

Полнейшая потеря аппетита, особенно мясо вызывает ярко выраженное отвращение и только жидкая пища воспринимается с удовольствием; жажда бывает иногда очень сильной; в некоторых случаях наблюдается тошнота и рвота. Сердце бьется страшно; при малейшем усилии его ритм ускоряется и его биения болезненно отзываются в голове. То же самое можно сказать относительно дыхания, которое, несмотря на то, что оно происходит быстрее, чем на низменности, оставляет тяжелое ощущение жажды воздуха, которое можно утолить лишь намеренным и глубоким вдыханием.

Гораздо сильнее, чем на низменности, чувствуется холод, с которым трудно бороться, несмотря на одежду и разные способы согреванiя. Единственным действительным средством является употребление горячих напитков. Почти все время чувствуется дрож довольно болезненная.

Силы уменьшаются; малейшее усилие представляется тяжким, все вещи на подъем кажутся вдвое тяжелее. Отдых в горизонтальном положении тела уменьшает немного болезненные явления, не уничтожая их однако совершенно. Ночь проводится обыкновенно плохо. Сон, так востановляющий силы на равнине, отсутствует, но нет также и полной безсонницы. Больной погружен в состояние сонливости, в какой-то полусон, когда ощущаются внешние явление и возбуждают в сознании самые неожиданные картины; это начало рождающагося сна при внешних ощущениях. Воля очень ослаблена и недостает энергии, чтобы побороть глубокую меланхолию, которая угнетающе действует на больного. Тоске этой кроме того благоприятствует окружающая среда: ночь, одиночество, порывы ветра, который злится снаружи, потрясая до основания хижину, все это вместе вызывает такое настроение. Особенно утром замечаются на лице и руках отечное состояние, ощутительное при надавливании пальцами.

Это состояние продолжается очень неопределенное время и зависит от предварительной тренировки и от личного предрасположения а также высоты: на Bosses редко более сорока восьми часов, на вершине три-четыре дня. К концу этого времени головная боль прекращается, и аппетит возстанавливается: это два предвестника акклиматизации.

Таковы простые симптомы, которые легко наблюдать, но изучениe болезни требует разсмотрение причин при помощи точных наблюдений. Вот существенные данные, которые явились результатом работ гг. Гильмара, Моога и моих за последние года на Мон-Блане.

Важным фактом является значительное уменьшение почечных выделений сравнительно с большим количеством вводимой жидкости и увеличение этого выделения одновременно с ослаблением симптомов. Этот факт в связи с значительным уменьшением азотистых выделений придает горной болезни особенность, представляющую поразительную аналогию с тем, что наблюдается при заразных болезнях.

Важно было выяснить, организмом ли задерживается жидкость, которую не выделяют почки, или она улетучивается через легкие и через кожную поверхность под влиянием сухости воздуха и высоты (понижения давления и сухость атмосферы). Опыт привел к любопытному результату, что вес воды, испаряющейся легочным путем замечательно постоянен и не зависит от высоты. Но нужно заметить, что влажность атмосферы быстро уменьшается по мере поднятия на высоту, так что в конечном счете потеря воды, которую претерпевает организм легочным путем на высоте 3.000 метров, ощутительно превышаетъ ту, которую наблюдают на равнине. С другой стороны уменьшение влажности на поверхности кожи оказалось значительно больше на горе. Какое же можно вывести заключение из этих двух явлений? Опыт показал, что легочным и кожным путем, организм в горах теряетъ меньше воды, чем в долине. На Мон-Блане замечается удержание организмом воды во время горной болезни.

Эти опыты заставили заняться изменениями, происходящими в дыхании во время пребывания на большой высоте. Число вдыханий и выдыханий увеличивается; несмотря на это, количество воздуха, проходящего через легкие, гораздо меньше, чем в долине, вследствии его разрежения. Действие холода, как и в долине, выражается увеличением испаряющейся углекислоты и сохраняющегося кислорода, хотя приходится жить и в разреженной атмосфере.

Калориметрические наблюдения показали, что количество теплоты, освобождаемое телом, значительно увеличивается, тогда как средняя температура тела остается постоянной. Для сохранения этой постоянной необходимо, чтобы внутренняя работа организма увеличивалась бы в той же степени, и это действительно происходит, как только что мы видели, изучая химизм дыхания.

Важная часть физиологического изучения влияния высоты на организм заключается в изменениях в крови. Известно что до последних лет основным положением считалось, что организм реагирует на разрежение воздуха на больших высотах образованием большого количества красных кровяных шариков, откуда следует увеличение дыхательной поверхности крови. Впоследствии узнали, что такое увеличение количества кровяных шариков замечается только в мелких периферических сосудах и никогда не появляется в крови, приливаемой к сердцу или в больших сосудах. Но такое положение ставило под вопросом возможность приспособления человека к климату на высотах, и поэтому Н. Guillemard и R. Moog занялись снова этим вопросом на Мон-Блане (1906-1907), где явления приспособления должны представлять maximum их интенсивности вследствии значительного перемещения, которое претерпевает организм. Их наблюдения не замедлили выяснить, что действительно не существует никакой однородности в распределении кровяных шариков, и ничего вернрго относительно изменения в составных частях крови настоящие вычисления не могли дать. Они обратили внимание на одно очень интересное наблюдение, а именно, что богатство кровяных шариков, т.-е. возможное количество гемоглобина на каждый шарик, уменьшается всегда в начале пребывания на Мон-Блане, что может быть объяснено только, если допустить новое образование (неоформации) красных шариков. Действительно, известно, что молодые шарики содержат менее гемоглобина, чем старые. В общем проблема чрезвычайно сложна, потому что изменения крови могутъ происходить от четырех различных причин: числа кровяных шариков, содержания гемоглобина, состояния шариков и количества крови.

- - -

Данные, которые мы только что вкратце изложили, клинические наблюдения и результаты опытов бросают совершенно новый свет на внутренний механизм горной болезни и дают возможность выяснить его причины.

Первый вопрос, на котором мы должны остановиться, следующий: какова роль мускульной усталости в происхаждении горной болезни? Составляет ли она необходимый элемент горной болезни? Большая часть авторов склоняются к утверждению этого. Вопрос этот со временем устройства железных дорог в горах пpиo6рел большой практический интерес, и некоторые физиологи с Regnard'oм решили, что если заболевание горной болезнью происходит, когда пешком поднимаются на Юнг-фрау, то они не должны быть совсем, если подниматься туда по железной дороге. Но нельзя сказать, что опыт подтвердил эти предположения; между туристами, поднимающимися по железной дороге каждое лето приблизительно на 4.000 метров, очень немного таких, которые через несколько часов пребывания на конечной станции не испытали бы симптомов горной болезни. Что касается меня, то мне кажется, что нет необходимости ставить усталость на первый план, когда говорят о причинах горной болезни. Кроме того многочисленные доводы оспариваютъ этот взгляд.

Опыты показывают, что морская свинка, посаженная под стеклянный колпак, в котором давление атмосферы равное высоте 5.000 метров выказывает всегда характерные симптомы горной болезни замедленной формы (Guillemard и Moog). Классический опыт Regnord'a показывает только, что усиленная мускульная работа ускоряет недуг и увеличиваетъ его силу.

С другой стороны известно описание под именем болезни воздухоплавания: совокупность признаков, часто замечающихся у воздухоплавателей, которые достигают большой высоты. Эти симптомы, которые замечают на высотах меньших, чем Мон-Блан, смешиваются с симптомами горной болезни. Если обыкновенно воздухоплаватели избегают болезни, то это только потому, что их пребывание в разреженной атмосфере продолжается очень короткое время. В конце-концов легко понять, что работа мускулов, даже значительная и сравнимая с той, которая наблюдается при восхождении на Мон-Блан, если она не появляется в разреженной атмосфере, которая характеризует климат большой высоты, недостаточна для того, чтобы определить появление горной болезни.

И так усталость мускулов, которая является результатом восхождения, не может быт ни необходимой, ни достаточной причиной горной болезни. Однако нельзя отвергать её этиологическое значение; она является важной причиной определяющей появление горной болезни первого вида (aigu et рrёсосе), жертвами которой являются люди без привычки к восхождению на горы или предрасположенные. Надо признать, что работа мускулов при увеличенном расходовании кислорода, несомненно влечет за собою при слишком обильном образовании азотистых газов, проникающих в кровообращение, ряд болезненных припадков.

Важный факт в настоящее время признанный всеми и стоящий того, чтобы быть поставленным в первый ряд этиологических причин, это аноксигемия (Panoxyhemie) иначе сказать уменьшение давления кислорода в крови в связи с уменьшением давления этого газа в атмосфере. Но каково же изменение его действия? Оно состоит в изменении, особенно качественном, при сгорании внутри организма. Я уже указал на выработку ненормальнаго количества азотистых соединений. Но, известно, что алкалоиды разлагаются в организме, по крайней мере большая часть их, через окисление (A. Gautier) и что процент алколоидов, выделенных организмом, служит мерилом деятельности (аnаёrоbiе) клеток. Кажется, что между аноксигимией и выделением распада азотистых веществ существует отношение причины к следствию.

Как бы то ни было, между ними есть очень ядовитые тела. Это им следует приписать уменьшение почечных выделений, которое я отметил; образуемые в большом количестве, а выделяемые в малом, они вызывают настоящее самоотравление организма, действие которого составляет, конечно, добрую часть симптоматологии горной болезни. Нет ничего удивительнаго в том, что, приближаясь к клинической картине горной болезни замедленной формы и уремии, в симптомах той и другой находят поразительную аналогию. Кроме того уремие, разве она не разсматривалась, как болезнь высоты, благодаря вдыханию кислорода (Jaccoud)? Все эти соображения приводит к тому, чтобы сказать несколько слов каковы должны быть терапевтическия указания.

- - -

Чтобы уберечься насколько возможно от горной болезни, необходимо выполнить два важных условия: принять во внимание противопоказания, которыя могут оказать особенно сильное действие во время пребывания на большой высоте, и заниматься серьезной предварительной тренировкой.

Из сказаннаго следует, что всякий подверженный сердечным, легочным или почечным заболеваниям даже в слабой степени, не должен подниматься на высокие горы. Приступы горной болезни, иногда смертельные, имели причиной скрытое, повреждение тех органов, целость которых необходима для безопаснаго пребывания в разреженном воздухе высокогорья. Известны случаи, когда недосмотренные вредные влияния вызывали кризис горной болезни.

Предварительная тренировка, иначе сказать нахождение на высотах, постепенно увеличивающихся, первое и лучшее средство против горной болезни, потому что она развивает гиперглобулию, т.-е. естественную реакцию организма против аноксигемии. Затем следует иметь в виду две профилактическия предосторожности: избегать по возможности мускульной усталости, образущей вредные вещества в крови, замедлять восхождение и делать частые остановки, и предохранять себя, насколько возможно, от холода, который подвергает организм чрезвычайному поглощению кислорода.

Единственным терапевтическим средством против длительного и острого приступа горной болезни является отдых и спуск в долину. Более затруднительным является вопрос о пользовании другой замедленной (tardive) формы горной болезни. Эта форма, как мы видели, представляет, не что иное, как фазу применения организма к новым условиям, в которые его ставит слабое барометрическое давление.

Старание бороться с аноксигемией вдыханием кислорода только задерживает приспособлению организмак таким условиям. Таким образом представляются две возможности: если турист не хочет долго оставаться на вершине, он может пользоваться кислородом и чаще всего достигнет того, что избежит появление приступов болезни; если же дело идетъ о наблюдателе, вынужденном продлить свое пребывание на большой высоте, то вдыхание кислорода - не рекомендуется; он должен решиться выдержать горную болезнь, хотя и может немного ослабить её действие следующими мерами: отдых в постели в хорошо проветренной теплой комнате уменьшитъ расход организма; теплое и обильное питье облегчит выделение ядовитых веществ, наконец гигиенический пищевой режим, состоящий из молока и зелени, дополнит лечение.